Коллегиум. Белорусский хоккей глазами “L’Еquipe”

21:28, 19 января 2012
svg image
4424
svg image
0
image
Хави идет в печали

Нет, это не выдержка из детективного романа, а всего лишь эпизод минувшего воскресенья, одним из пунктов распорядка дня которого для журналиста “ПБ” значилось интервью с иностранным коллегой.
Вообще-то Жюльен ГОЛЬДШТАЙН вполне мог претендовать на звание дорогого гостя Беларуси. После наказа начинать медиараскрутку хоккейного чемпионата мира-2014 в нашей стране он, вероятно, первый, кто всерьез занялся этим за ее пределами. Причем на весьма солидном уровне: в ходе двухнедельной командировки в наши края француз готовил большой материал о белорусском хоккее по заказу известного издательства “L»Йquipe”. Еще на стадии подготовки к визиту через ту самую переводчицу Марию он как-то раздобыл номер моего мобильного и попросил выступить консультантом. Идея, что и коллегу неплохо было бы сделать объектом интервью, возникла еще во время первой нашей встречи в Минске, когда в роли интервьюируемого выступил скорее я. Когда же аналогичную мысль озвучил и наш главный редактор, не встретиться с французским журналистом еще раз было грех. Мы и встретились в упомянутом в первом предложении антураже. Ларчик которого открывался просто: напротив здания КГБ расположено кафе “Васiлькi”, куда Жюльен заглядывал не первый раз. “Здесь хорошая кухня и меню на английском”, — прокомментировал коллега свой выбор.

— Жюльен, часто ли приходится выступать в роли респондента, а не корреспондента?
— На родине нередко. Думаю, и для вас это не в новинку: коллеги просят высказаться по той или иной теме на страницах их изданий или в эфире. И даже в Беларуси уже довелось — меня интервьюировал один из ваших телеканалов. Правда, с этим связана одна забавная история. В одной из центральных белорусских газет вышло большое фото с Рождественского турнира, сопровождавшееся небольшим материалом. Половину текста которого заняло цитирование моих слов, что я потрясен турниром и “Минск-Ареной”, аналоги которой видел разве что в Канаде и США. Что я не первый раз в Беларуси, был на периферии, восхищен, какое внимание у вас оказывается детскому и женскому хоккею… Все бы ничего, если бы не одно “но”: этого я никому не говорил. Да и не мог, ибо не назову себя знатоком хоккейных арен. Тем более — североамериканских. Равно как и о другом не мог судить, поскольку на момент выхода этого номера был в Минске только третий день, еще почти ничего не видел.

— А что все-таки говорили?
— Коллеги интересовались целью моего визита, впечатлениями о вашей стране и так далее.

— Действительно интересно, с чего бы вдруг французу приезжать за несколько тысяч километров ради материала о хоккее. Понимаю, прибыл бы еще чех, швед, финн или канадец. Ну россияне, само собой, частенько заглядывают…
— В общем, вы правы: у меня на родине хоккей не назовешь спортом номер один. В той же “L»Йquipe” даже в самом толстом номере ему обычно уделяется от силы колонка, разве что во время чемпионата мира или Олимпиады больше. Но дело в том, что сейчас под эгидой издательства готовится выход первого номера нового журнала. Он увидит свет во второй половине марта, и вот там будет мой материал на тридцать страниц о белорусском хоккее. Не обзоры матчей, понятно, это вряд ли “зацепит” читателей. А именно интересные истории, фото. Здесь и тот же Рождественский турнир, и “Динамо” в КХЛ, и “Юность” в экстралиге, и женский, и детский хоккей…

— Но кое-какие достоверные факты в приписанных вам словам все же имели место. Например, уже знаю, что вы действительно не первый раз в Беларуси.
— Да, был относительно недавно, во время последних президентских выборов. Опять же при этом моей целью было не конкретное событие, а общий обзор положения дел в вашей стране. Едва ли определение “последняя диктатура Европы” вы впервые слышите от меня. И я слышал постоянно. Стало интересно, что же это такое. Привык не идти на поводу у штампов и считаю, что в любом случае на каждый минус найдется плюс. Вот с этой установкой — увидеть, что да как у вас, своими глазами — и приезжал в Беларусь первый раз. Не для того, чтобы нарисовать очередную карикатуру на страну, а, напротив, насколько возможно объективно оценить ситуацию. Был тогда у вас три недели.

— И какие остались впечатления?
— Примерно такие, как и предполагал. Наверное, не все так хорошо, как хотелось бы вам, но и не так плохо, как может подумать кто-либо из моих соотечественников только по материалам в СМИ. Да, например, со свободой слова и возможностью высказать отличное от официальной позиции мнение проблемы имеются. Но при этом, скажем, в социальной сфере дела обстоят очень неплохо: уровень безработицы низкий, медицина, образование по-прежнему бесплатны и доступны всем. Да и общий уровень жизни, как мне кажется, повыше, чем в большинстве других постсоветских стран, включая даже Россию. В курсе, что в прошлом году у вас был серьезный экономический кризис. Но сейчас ситуация как будто стабилизировалась, да и прочие упомянутые мной социальные блага остались в силе. В конце концов, жизнь здесь не крутится вокруг горстки людей, у которых есть деньги, как у некоторых ваших соседей.

— Судя по всему, вы специализируетесь по Восточной Европе.
— Можно сказать и так. Что и неудивительно: у меня же родители родом из Румынии, я даже неплохо знаю румынский язык.

— Ха, корни вашего президента, кажется, тоже уходят в те края.
— Ну почти, только он этнический венгр. И, пожалуйста, не сравнивайте меня с Саркози, мне эта параллель не очень приятна.

— Отчего же?
— Скажем так, очень надеюсь, что после выборов в мае он станет уже экс-президентом Франции.

— Как пожелаете, углубляться не стану. Итак, мы остановились на вашей специализации.
— Ну да. Так вот я действительно частенько пишу материалы о Восточной Европе. Но и не только. Нередко бываю, например, на Ближнем Востоке. Сирия, Ирак, Турция, Израиль — все это адреса моих недавних командировок.

— Назвали несколько горячих точек. После которых, видимо, двухнедельный визит в Беларусь — все равно что отпускной уик-энд.
— Не совсем. Как-то по заказу “Эйр Франс” был в Москве, где делал материал о московских галереях искусств и ресторанах для бортового журнала авиакомпании. Вот это были настоящие каникулы: расселили в шикарных апартаментах, все включено, работы минимум — подлинный курорт.

— В отличие от первого визита в Беларусь, когда вы ехали с желанием развенчать мифы, сейчас, выходит, отправлялись в путь для впечатлений с чистого листа?
— Практически так, но с одной оговоркой: я и год назад побывал на одном домашнем матче “Динамо”, успел заметить отличную атмосферу, которую создают ваши болельщики. Но в общем вы правы: степень заботы государства о хоккее основательно оценил только сейчас, во время “тематической” поездки.
Наверное, здесь есть политический момент, но не вижу в этом ничего зазорного. Уже хотя бы потому, что спорт так или иначе используется политиками во всем мире. Обама играет в баскетбол, Саркози, как и некоторые его коллеги в ряде других стран, старался “засветиться” перед народом с помощью футбола, у вас — хоккея. Но если при этом строятся стадионы, дети получают возможность приобщаться к любимой игре — что здесь плохого? Вариант, при котором выигрывают все.

— Специально приурочили командировку к Рождественскому турниру?
— Конечно, это ведь тоже часть вашего хоккея, верно? Впечатления? К таким турнирам нужно изначально относиться как к своеобразным фестивалям. Понятно, что со спортивной и зрелищной точки зрения уровень не тот.

— Ну вот, а говорили, что слабо разбираетесь в хоккее.
— Немного не так: мне нравится эта игра, но это не тот вид спорта, за матчами которого стану наблюдать по телевизору. Футбол, теннис, регби — другое дело, а в хоккее на экране не могу уследить за шайбой, это напрягает. И все-таки, сотрудничая более десяти лет с “L»Йquipe”, невозможно не интересоваться многими видами. Особенно когда есть возможность наблюдать за ними вживую, как в моем белорусском случае.

— Должен отметить, вы основательно подошли к вопросу. Даже в Жлобин успели заглянуть.
— Ну так вы же посоветовали. К тому же тамошний клуб — лидер экстралиги. Плюс, как и предполагалось, в Жлобине есть не просто любительская, а именно заводская команда, которая меня заинтересовала. Очень любопытно видеть, как после тяжелого рабочего дня эти парни выходят на лед, чтобы поиграть в свое удовольствие. Среди них и те, кому чуть за двадцать, и те, кому уже далеко за пятьдесят. Отлично понимаю их чувства: сам люблю иногда поиграть в теннис, чтобы хоть чуть-чуть почувствовать себя Роже Федерером. Потом эти ребята пригласили к ним на завод, все показали, рассказали. В общем, вы согласитесь, фактура для журналиста отличная. Остался очень доволен той поездкой. Вы же понимаете, если бы я построил материал вокруг одного только “Динамо”, это во Франции было бы мало кому интересно, ибо хорошо, если на двадцать французов найдется один, кто имеет четкое представление, что такое КХЛ вообще, не говоря о каком-то клубе в частности.

— Не скучно было на матчах экстралиги после игр КХЛ?
— Ничуть. Опять же если провести параллель с футболом, то понятно, что между матчем “Пари Сен-Жермен” и игрой провинциального клуба низшей лиги где-нибудь в Бретани можно найти немало отличий. И по уровню мастерства спортсменов, и по количеству нулей в их контрактах. Но суть останется той же — азарт борьбы на поле и горячая поддержка болельщиков, пусть во втором случае их и в десять раз меньше.

— Еще одно наблюдение: во время посещения тренировки вы как будто специально сторонились динамовских франкофонов, с которыми могли бы поговорить на одном языке: Корсо, Линглета, Лаланда… Не желали портить “чистоту картины”?
— Что-то в этом роде. Меня же интересовали прежде всего белорусский хоккей и хоккеисты. А в этом смысле, например, Кулаков рассказал много больше интересного, чем мог бы тот же Корсо. И потом, если помните, у вас же в “Динамо” выступал мой соотечественник.

— Как не помнить — капитан сборной Франции Лоран Менье. Правда, “выступал” — слишком громко сказано: полгода восстанавливался после травмы и в итоге так и не провел ни одного матча.
— И все же, когда он вернулся на родину, “L»Йquipe” сделала с ним большое интервью, где тема француза в белорусском хоккее была, считаю, раскрыта исчерпывающе. Повторяться сейчас смысла не видел. Тем более что вряд ли канадцы рассказали бы что-то действительно интересное. Вы же понимаете, когда игрок под контрактом, его словоохотливость сильно ограничена. А в случае с Менье его срок истек, так что Лоран в любом случае был более разговорчивым.
В “Динамо”, успел заметить, доступ к игрокам вообще здорово ограничен. По крайней мере во время работы с “Юностью” чувствовал себя в этом смысле куда более свободно: все милые, разговорчивые, готовы организовать любую встречу по твоему желанию.

— И дома у Кости Захарова удалось побывать, как значилось в планах?
— Вот здесь не вышло, отчего-то к себе он решил не приглашать. Но поболтали в кафе, тоже узнал много интересного.

— За эти две недели у вас было немало встреч. Какая и с кем впечатлила больше всего?
— Наверное, ожидаете услышать какую-нибудь известную фамилию. Но разочарую: и с эмоциональной, и с информационной точки зрения интересно было пообщаться с теми самыми жлобинскими заводчанами — любителями хоккея. Их тренер взял надо мной шефство: показал город, провел персональную экскурсию по заводу.
А еще запоминающейся получилась другая история с одним 12-летним пареньком Андреем — воспитанником хоккейной школы “Юность”. Была задумка рассказать об одном дне жизни юного белорусского хоккеиста. Так что парню пришлось целые сутки терпеть мое присутствие: в раздевалке, на тренировке, в школе, дома. Но на самом деле для журналиста было очень интересно: детские проблемы, трудности, радости, успехи, мечты об НХЛ…

— А за рамками белорусской командировки припомните самое яркое событие или встречу?
— Ох, дайте подумать… Сложно назвать что-то определенное, столько незабываемого прошло перед глазами и объективом. Хотя, пожалуй, события украинской “оранжевой революции” произвели в свое время сильные впечатления. В секторе Газа было на что посмотреть. Или вот, например, тема, о которой недавно даже написал целую книгу — курды. Не представляете, сколько интересных историй о жизни народа на границах четырех государств в нее вошло.

— Заметил, что во время нашего разговора вы часто старались очень тщательно подбирать слова. Хотя, казалось бы, чего вам-то опасаться…
— Ха, вообще-то я не против и дальше получать белорусскую визу. Правда же, ваша страна производит хорошее впечатление.

— Пиарщику чемпионата мира-2014 сам бог велел приехать к нам вновь как минимум на это событие.
— Вот здесь едва ли, разве что как частное лицо. Такие соревнования освещаются коллегами, знающими в хоккее толк. Для них топ-турниры — отдушина, когда они могут получить под свои хоккейные материалы гораздо больше места, чем колонка в самом объемном номере. Но с Беларусью расставаться точно не хочу: мне интересна ваша страна. Правда, давно подметил, что в этом случае не стоит частить с визитами, приезжать нужно не чаще, чем раз в год. А то привыкаешь настолько, что уже не замечаешь отличий, как у меня произошло с Румынией. На каком-то этапе родину предков посещал по пять раз в год. И все, глаз, что называется, замылился. А это для журналиста — не лучший вариант. Особенно в моем случае, я ведь и фотограф.

— Тогда вам благоволят даже белорусские небеса. За время пребывания успели увидеть и “осеннюю” Беларусь, и классическую зимнюю.
— О, это точно! За последние дни выпало столько снега, картинка так изменилась, что для человека с фотокамерой сейчас подлинное раздолье. .

— Не мерзнете?
— Прохладно, конечно, по привычным на родине понятиям. И все же мне явно комфортнее, чем однажды было французским футболистам, приехавшим играть, кажется, в Казань в футбол на 15-градусном морозе. Тем более что после посещения некоторых российских городов зимой Беларусь вряд ли способна меня удивить. До сих пор не могу забыть визит в Иркутск. На улице — минус сорок, передвижения по городу — короткими перебежками между кафе, в каждом из которых одна просьба к официантам: горячего чаю, и побыстрее…

Рассчитавшись в “Васiльках” с обходительными официантами, которые, как выяснилось, уже узнают Жюльена в лицо, мы выходим в наступившую наконец умеренную белорусскую зиму. Вновь отговаривая гостя от желания вызвать такси, предлагаю подбросить Жюльена и его очаровательную спутницу до “Минск-Арены” на своем авто. До матча “Динамо” с “Нефтехимиком” еще более двух часов, но сам поединок, как мы выяснили, интересует коллегу куда менее, чем меня. В планах — общение с болельщиками “зубров” и посещение до поединка расположенного у суперкомплекса общежития университета физкультуры. К созданию панорамы нашего спорта для французского читателя коллега подходит действительно основательно. Номер журнала с материалом, ради которого провел в нашей стране две недели, он обещает выслать в марте как минимум в pdf-формате. Что ж, любопытно будет взглянуть, какие они — Беларусь и белорусский хоккей глазами француза.

Нашли ошибку? Выделите нужную часть текста и нажмите сочетание клавиш CTRL+Enter
Поделиться:

Комментарии

0
Неавторизованные пользователи не могут оставлять комментарии.
Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь
Сортировать по:
!?