Харди Нильссон: это не чудо. Who is Kopat?

21:08, 16 февраля 2012
svg image
2815
svg image
0
image
Хави идет в печали

Мы сразу же предупредили 64-летнего специалиста, что речь пойдет о не самых приятных для него событиях. Тем не менее это не стало для скандинава поводом отказать белорусскому журналисту в интервью.

— Харди, в Швеции часто вспоминают матч 2002 года?
— Нет. По-моему, последние восемь или девять лет меня даже не спрашивали о той игре. Может, в газетах иногда что-то и промелькнет в связи с ней. Но в целом те события людям уже не интересны.

— Жизнь не стоит на месте…
— Точно. С тех пор прошло десять лет, сыграно много других турниров. Уже на следующей Олимпиаде, в 2006 году, наша сборная взяла золото. Лучше вспоминать об этом! А о грустном — зачем? Не вижу смысла.

— И все-таки можно сказать, что это был худший день в вашей тренерской карьере? Или один из худших?
— Я обычно не мыслю такими категориями, когда речь идет о хоккее. Это всего лишь спорт, не более того. В нем невозможно все время добиваться успеха. Случаются и победы, и поражения. Каждую неделю на льду происходят сюрпризы. Наш проигрыш стал одним из них, вот и все. Ничего особенного.

— Но матч Беларусь — Швеция вызвал широкий резонанс. Его называли “чудом на льду”…
— Не спорю, победа вашей команды стала большим сюрпризом. Но называть ее чудом — это, по-моему, чересчур. Белорусы играли хорошо, по ходу матча обрели уверенность в себе. А мои ребята начали нервничать, да и вратарь ошибался. Думаю, победа американцев-любителей над сборной СССР в 1980 году была гораздо большим чудом!

— Многие считают, что поражение вашей команды стало следствием недооценки соперника. Согласны?
— Может быть, в какой-то степени. Хотя начали мы матч хорошо. Но затем что-то в командных действиях разладилось.
Ваш голкипер действовал просто здорово, надо отдать ему должное. А наш — плохо. Некоторые пропущенные им шайбы удивили.

— Особенно последняя, не так ли?
— Да. Что ж, вратари — тоже люди. Они могут допускать ошибки. У каждого бывают черные дни.

— Как считаете, та неудача повлияла на дальнейшую карьеру Сало? Как-то быстро она пошла на спад.
— Мне кажется, нет. Томми и потом еще выступал за сборную.

— Некоторые хоккеисты сборной Швеции утверждали: сыграй они с белорусами еще десять раз, победили бы во всех матчах…
— Не знаю, сложно сказать. Мы ведь и потом часто сражались с вашей командой. И не всегда приходилось легко. Кажется, на чемпионате мира как-то выиграли с разницей всего в одну шайбу. Белорусы — не подарок. К тому же на старте топ-турниров маленьким сборным всегда легче, чем фаворитам. Правда, в Солт-Лейк-Сити был уже четвертьфинал…

— Из состава одолевшей вас сборной Беларуси кого-нибудь назовете?
— Ни одного человека. Ни игроков, ни тренера.

— Даже Копатя?
— А кто такой Копать?

— Тот, кто забросил победную шайбу.
— Я бы сам не сумел назвать это имя. У меня вообще ужасная память на фамилии, особенно русские. Знаю, кто такие Макаров, Ларионов, Фетисов. А почему я должен помнить игрока сборной Беларуси?

— В поражении была доля вашей вины?
— Знаете, выигрывает вся команда. И уступает — тоже.

— Какая атмосфера царила после игры в раздевалке?
— Печальная. Все были очень расстроены, подавлены. Мы так хорошо выступали на том турнире. И вдруг — вылет в четвертьфинале. Ладно еще, если бы это был обычный поединок в лиге. Или хотя бы в серии плей-офф до трех или четырех побед, где все можно исправить. Но игра шла на выбывание. Нам пришлось паковать чемоданы куда раньше, чем хотелось бы. Как-то внезапно все произошло.

— Домой было тяжело возвращаться?
— Конечно. Пресса была очень огорчена. Нас сильно критиковали где-то неделю.

— И все?
— По-моему, да. Забыл уже. Десять лет прошло, с какой стати я должен знать сейчас все подробности? Ведь иногда не помнишь, что случилось три или четыре дня назад, а вы меня спрашиваете о событиях 2002 года. Нет, ну скажите: почему я должен все это помнить?

— Мы помним.
— Так это вы… Для Беларуси та победа стала большим событием. Хорошие вещи держать в памяти всегда легче. А возвращаться к неудачам не вижу смысла. Жизнь продолжается. Да и вообще, у меня нет больше времени отвечать на ваши вопросы. Еду за рулем…

— Расскажите хотя бы в завершение беседы, чем вы сейчас занимаетесь.
— Несколько лет тренировал “Юргорден”, но недавно ушел из этого клуба. Сейчас даже не знаю, продолжу ли тренерскую карьеру. Возможно, и нет. Здесь не все зависит от меня. Надо, чтобы поступали предложения. На данный момент их нет. Будут — рассмотрю.

— Интересно, клубы КХЛ вами когда-нибудь интересовались?
— Сейчас — нет. Раньше варианты были, но давно уже. Все равно из этого ничего не получилось.

Нашли ошибку? Выделите нужную часть текста и нажмите сочетание клавиш CTRL+Enter
Поделиться:

Комментарии

0
Неавторизованные пользователи не могут оставлять комментарии.
Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь
Сортировать по:
!?