"Динамо". Послесловие. “При слове “Бобруйск” собрание болезненно застонало”

22:26, 5 марта 2012
svg image
2361
svg image
0
image
Хави идет в печали

В итоге в общении не отказали только Сергей Дудко да Джефф Платт. Посему нет ничего удивительного, что в воскресенье представители прессы и телевидения рьяно ринулись в раздевалку, дабы за отведенные пресс-службой десять минут успеть сделать максимум.
Если накануне общее настроение минской дружины характеризовалось как злость, то теперь это было опустошение. В и без того небольшом помещении оказалось многолюдно — кажется, почти никто из игроков не стремился ускользнуть подальше от камер и диктофонов. “Саша, может, сегодня?” — обратились к отказывавшемуся по ходу сезона от интервью Павловичу. “А давайте. Чего уж теперь?” — махнул рукой 71-й номер.
Александр рассказал, что отличий четвертой встречи от предыдущих он не видит: “Все матчи плей-офф похожи. Каждая игра — битва, в которой необходимо побеждать”. Гродненец не обошел стороной и тему переноса встреч в Бобруйск. “То, что пришлось провести два домашних матча на выезде, — величайший минус. Все команды на своем льду цепляются, помогают родные стены… Что такое пять тысяч по сравнению с пятнадцатью?” — риторическим вопросом завершил спич форвард, не забыв, однако, поблагодарить преданных фанатов, приехавших из Минска. Нападающий предположил, что если бы не они, то встреча рисковала бы пройти в тишине. “Плох тот солдат, который не мечтает стать генералом, — мы хотели пройти по меньшей мере первый раунд. Но увы… Значит, наше время придет в следующем сезоне”, — закончил Павлович на позитиве.
Поникший Либор Пивко сидел прямо на полу, опустив голову. Впрочем, ответить на несколько вопросов чех не отказался. Говорил форвард, как правило, глядя в пол и покачивая головой. “Очень хотели выиграть. Не знаю, в чем дело… Мы старались, но, может, не хватило сил. Или соперник просто был лучше”. С предположением, что команде не хватило скорости, Пивко не согласился: “Нам гола не хватило. Сложно победить, забрасывая одну-две шайбы. Тем более дома. Хотя непонятно, как сказать — дома или нет…” С причинами, по которым не удалось забросить больше, нападающий не разобрался: “Еще не понял — так хорошо играли соперники или очень плохо мы”. Либор заметил, что оставаться довольными сезоном динамовцы не могут — для этого должны были пройти хотя бы первый раунд. И подтвердил мнение, что спад у “зубров” начался сразу после Нового года. Вот только почему — абсолютно неясно. “В первой половине чемпионата у нас бывали “счастливые” голы, а с января все стало наоборот”. Срок контракта у Пивко истек, поэтому вопрос останется ли он в белорусском клубе. У игрока такое желание есть: “Мне нравится в Минске. Болельщики — вообще отдельная тема для разговора”. Чех признался, что никогда в жизни не выступал в команде с такой поддержкой.
“На табло все видно. Хотя старались и боролись. Но этого оказалось мало…” — высказал свое мнение Александр Китаров. Чего же все-таки не хватило минчанам, нападающий предположил определить самим болельщикам и специалистам, — со стороны виднее. Центрфорвард попросил пару дней на то, чтобы остыть, подумать и разобраться в причинах поражения. Не возникала ли у белоруса мысль о том, что при 0:3 в серии все уже, по сути, закончено? “Таких мыслей по идее не должно быть ни у одного спортсмена. Когда есть хотя бы шанс, нужно стараться ухватиться за него. Спорт — штука непредсказуемая”.
Во взгляде Кевина Лаланда чувствовалась полная опустошенность. Смотря куда-то вдаль невидящим взором, голкипер сказал: “Ребята очень старались, делали все, что могли. Но допустили несколько ошибок, из-за которых и проиграли серию. Сейчас надо разобраться, что произошло, и двигаться вперед”. По словам вратаря, он понял, что шансов не оставалось, лишь когда прозвучала финальная сирена воскресного поединка. Выходя на третий период, динамовцы продолжали верить в свою звезду: “1:3 — это еще не смертельно. Один точный бросок — и разрыв сократился бы до минимума. Но вратарь москвичей сделал пару хороших сэйвов”.
Отвечая на наши вопросы, Лаланд прерывал фразы глубокими вздохами — было видно, что четвертое поражение подряд сильно огорчило новоявленного белоруса. Ведь, по мнению Кевина, разница в классе между двумя динамовскими дружинами вовсе не так велика, как это может показаться при взгляде на итоговый счет серии. Чем же объяснить провал? “Сказалось отсутствие некоторых лидеров, — считает голкипер. — Корсо травмировался, Лайне тоже. Оба они входят в тройку наших лучших снайперов. Без них было сложно поражать ворота. Хотя, победи мы в первой встрече в овертайме, вся серия складывалась бы совсем иначе. Тяжело принять то, что произошло”.
Конкурентов у Лаланда прибавилось — в плей-офф в расположении команды находился не только Андрей Мезин, но и норвежец Ларс Хауген, защищавший ворота в двух московских встречах. Но Кевин соперничества не боится: “Я не чувствовал дополнительного давления. Команде нужны несколько хороших вратарей, чтобы помочь в течение сезона. Ларс провел пару хороших матчей, а я даже пока не знаю точно, останусь ли в “Динамо” в следующем сезоне. Так что о конкуренции говорить преждевременно”. Впрочем, Лаланд не отрицает, что хотел бы продолжить карьеру в Минске: “Мне в команде очень понравилось, это был веселый сезон. Надеюсь, мы обо всем договоримся, и в июле смогу вернуться в белорусскую столицу”.
А вот еще раз сыграть в Бобруйске Кевин, судя по всему, не хотел бы. По его словам, команда морально устала: “Мы целую неделю провели в отелях, ели гостиничную еду, ездили на автобусе. Ребята не могли повидаться с семьями. Можно сказать, играли почти на выезде. Это стало довольно большим отрицательным фактором. Хотя ни в коем случае не собираемся использовать его в качестве оправдания”.
Рядом с Лаландом в углу раздевалки расположился его приятель, еще один “новый белорус” Шарль Лингле. На его лице была видна как минимум недельная щетина. “Пока мы играли в плей-офф, не брился на удачу, традиция такая, — грустно улыбнулся нападающий. — Но все напрасно…”
Почему же “зубры” вновь уступили? Лингле считает, что помешала низкая результативность. “Сложно победить, забросив одну шайбу за игру, — сказал автор этой самой шайбы. — Мы очень старались, борьба получилась напряженной, но москвичам надо отдать должное. Они не давали нам пространства на льду, сложно было пробиться сквозь их ряды”. По мнению Лингле, команда Олега Знарока играет совсем в другой хоккей. Достаточно посмотреть на ее статистику в ходе регулярного сезона: “У них нет игроков с очень высокими показателями, зато состав очень ровный”.
У Шарля пока отсутствует контракт с “Динамо” на следующий сезон. По его словам, он еще не говорил с агентом об этом. Летом же хоккеист отправится в США, а если точнее — во Флориду: “У меня там дом, в котором, правда, еще не успел пожить”. Почему же южная Флорида? Ведь Лингле родом из канадского Монреаля, а его супруга, небезызвестная нам Мишель — из Пеории, что в районе Чикаго? “Теперь мой дом — в США, — рассказал Шарль. — Я ведь долгое время играл в этой стране в АХЛ, познакомился там с женой. Не то чтобы мне не нравится Канада. Но люблю теплый климат, поэтому и купил дом в солнечной Флориде”.
Раз уж речь зашла о мадам Лингле, мы решили спросить у игрока о памятной публикации блога его супруги в “ПБ”. “Ну, это уже прошлое, — с легким вздохом сказал Шарль. — Наверное, журналистам надо было спросить у Мишель разрешения. Да и заголовок на сайте “Линглет и туалет” вряд ли был подходящим. Но мы ведь затем во всем разобрались с “Прессболом”. Теперь все в порядке”.
А как Лингле игралось в Бобруйске? “Ощущалось, что мы не дома, — признался он. — Совершенно абсолютно другая атмосфера. Но что поделать, так получилось. Жаль, что не выиграли хотя бы один, а лучше два матча в серии для болельщиков. Очень хотелось вернуться на “Минск-Арену”, это было бы невероятно. Хотя мы не можем винить бобруйскую арену в поражении”. А в чем именно разница между двумя дворцами? “Понимаете, когда играешь весь сезон в одном месте, то привыкаешь к нему. А в Бобруйске даже не было возможности как следует потренироваться. Да, чувствовалось, что мы хозяева, наши фаны болели громче, чем сектор гостей. Однако все равно не то”.
Когда динамовцы уже сели в автобус и ждали отправления в Минск, транспорт окружили пара десятков фанатов, в основном подростков. Особенной популярностью у них пользовался Йере Каралахти. Кто-то из болельщиков постучал в окно, за которым сидел финн, и показал жестом: мол, выходи! Йере послушался, выйдя на бобруйский мороз в одном свитере, и терпеливо фотографировался со всеми желающими. “Дай, дай и я с Йериком щелкнусь”, — перебивая друг друга, кричали юные любители хоккея. Кажется, никто не остался внакладе. Сразу вспомнилось, как Каралахти в качестве одной из причин, заставивших его продлить контракт с “Динамо”, назвал замечательных болельщиков клуба. Требовали фаны и появления Джеффа Платта. Но новоиспеченный белорус, надвинув на уши шапку и попивая минералку, не пожелал выходить. “Ну чего он там все сидит!” — негодующе воскликнул кто-то из поклонников.
А через несколько минут автобус тронулся в путь. “Динамо” бесславно распрощалось с Кубком Гагарина, но преданные болельщики проводили команду аплодисментами. И в горе, и в радости им надо быть вместе…

Нашли ошибку? Выделите нужную часть текста и нажмите сочетание клавиш CTRL+Enter
Поделиться:

Комментарии

0
Неавторизованные пользователи не могут оставлять комментарии.
Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь
Сортировать по:
!?