Эдуард Валиуллин. Клуб с нуля

21:13, 17 января 2012
svg image
4663
svg image
0
image
Хави идет в печали

— Эдуард Гусманович, довольны тем, как складывается для команды чемпионат?
— Начали не очень, потом подтянулись, затем опять наступил спад… Выступаем нестабильно. Это следствие отсутствия длинной скамейки. Постоянно играем в три звена. То травмы, то еще какие-то неприятности. В общем, скажу так: всегда хочется большего. Хотя в принципе поводов расстраиваться местом, которое занимаем, не вижу. Но его еще надо отстоять до старта плей-офф — конкуренты не дремлют.

— Когда брались за создание команды, не было ли боязни?
— Новое — всегда интересное, чего бояться? С удовольствием взялся за дело. Все-таки это возможность стать у руля взрослой команды, то есть выйти на другой уровень.

— Думаю, вы загодя прикидывали, какие трудности возникнут.
— Надо было найти ребят, создать коллектив, перед которым можно ставить конкретные задачи. И не просто собрать состав, а выбрать тех, кто хочет и может достойно играть. К тому же сами знаете финансовую обстановку тех месяцев. Селекция и переговоры дались нелегко. Бюджет ведь формировался один, а с переменой курсов валют оказался другим. Поэтому приглашение иностранца вдруг стало весьма проблематичным. Сейчас-то все “устаканилось”, но курс какой!

— В организационном плане осталось много нерешенных вопросов?
— Когда клуб создается с нуля, поначалу всегда многого не хватает: от чайников до тренажеров. У “Лиды” изначально были арена и раздевалки. Требовалось все купить и расставить по местам, штат сотрудников сформировать.

— Знаю, вам серьезно помог администратор Сергей Бондарь, который раньше выполнял ту же функцию в “Минских Зубрах”.
— Действительно, Петрович взял на себя решение многих проблем. Мы не так давно познакомились, хотя и раньше был наслышан о нем. А когда встал вопрос об администраторе, посовещались с председателем клуба и остановились на кандидатуре Бондаря.

— Когда вы возглавили команду, многие отмечали, что “Лида” — шанс для Валиуллина реабилитироваться за неудачу во главе юношеской сборной. Сами рассуждали аналогично?
— Со сборной, конечно, получилось не лучшим образом. Хотя команда была достойная. Но негативный результат — тоже результат, это не повод опускать руки. Надо было разобрать и проанализировать выступление, чтобы извлечь урок. И для себя я тренерские нюансы отметил. А что до реабилитации… Так и не скажешь. Просто поступило предложение, и я подумал: “Почему бы и нет?”

— И на уровне экстралиги смогли создать вполне боеспособную единицу. Верили, что “Лиде” в первый сезон будет по силам держаться на шестом месте, которое обозначили как целевое?
— Все равно главная задача — попасть в плей-офф. А шестое место озвучивалось скорее в качестве дополнительного ориентира. Думаю, сейчас любая команда преследует цель попасть в восьмерку. Да, кто-то стремится получить по весне преимущество своей площадки, но большинство обеспокоено просто попаданием в нокаут-раунд. А там уже может случиться всякое.

— На что ваши парни способны в плей-офф?
— Важно, как распределятся три первых места. Плюс нам надо удержать свою позицию. Тогда будем смотреть. Хотя, пожалуй, лидеры действительно заметно сильнее остальных. И это даже не тройка, а пятерка клубов. Но если у нас появится случай кем-то укрепиться, то, возможно, будет шанс проявить себя и весной. Есть кое-какие задумки на сей счет. Постараемся продлить сезон как можно дольше. Это полезно для молодых ребят.

— И каковы эти кадровые “зарисовки”?
— Они еще на стадии проработки. Опять же взять хоккеиста со стороны не можем. Проблемно провернуть сделку и на наших просторах, потому что пока не ясно, кто сформирует восьмерку сильнейших. Шансы остаются у всех. Думаю, больше ясности станет после четвертого круга, вероятно, кто-то уже отколется от борьбы за плей-офф. Тогда можно основательно думать. Скорее всего, это единственный способ укрепления, поскольку финансовое положение не такое стойкое, как хотелось бы.

— Это ваш первый самостоятельный тренерский опыт. По чьим конспектам работаете?
— Честно говоря, никто на меня, как на тренера, особого влияния не оказал. В наше время уйма упражнений для тренировок, разные методики. Они всем известны, и нового ничего не придумаешь. Надо только правильно применять их на практике. Но еще важнее — найти общий язык с командой, чтобы игроки понимали, чего требует наставник. То есть быть хорошим психологом. Тренерская задача — подготовить хоккеистов к матчам. В этом русле и трудимся нашим штабом. Тяжеловато, поскольку приходится даже на тренировках работать в три звена. У нас нет фарм-клуба, поэтому не всегда можем построить полноценный процесс занятий.
И в игре не получается выставить четыре пятерки. Скамейка, как уже отмечал, короткая, регулярно случаются травмы, на два места “под молодежь” ребят 1992-93 годов рождения нет.

— Вы ведь тренировали сборную как раз 1993 года. Неужто по старой памяти не могли переманить к себе парочку талантливых парней?
— Разговаривал с ребятами, и у многих было желание. Но клубы ведь не хотят отпускать способную молодежь. Если срок контракта юного хоккеиста еще не истек, за него могут запросить кругленькую сумму отступных. А те парни, которых команды сами предлагали взять, не входили в первую, скажем, двадцатку по своему возрасту. Особого смысла в их приобретении не видел: перспективы не было. Надо брать пацана, который сможет расти.

— У вас и без того команда, можно сказать, подростковая. Кнутом или пряником их опекаете? Молодежи ведь хочется погулять.
— Сначала заработайте себе имя и только потом, в отпуске, идите отдыхать — это давнишнее правило. Но, признаться, я скорее консерватор, когда надо, могу и подкрутить гаечки. Однако если люди все понимают, пережимать незачем, можно сорвать резьбу. Есть возможность дать выходной парням — мы их не ущемляем. Пусть пообщаются, сходят в кино с девчонками, съездят домой. Не хотим грести всех под одну гребенку. Да и с методической точки зрения иногда надо и отдохнуть друг от друга. В общем, личное время у них имеется, стараемся не перегружать. Но от дисциплины, конечно, не отходим. Требуем порядка и своевременности.

— Парни веселые?
— О, хватает! Так практически везде: кто-то шутник и балагур, а кто-то молчун. У нас тоже разноплановые люди. Кроме весельчаков, есть пара уже опытных хоккеистов, их можно назвать настоящими дядьками, помощниками на льду и вне его. Такие обязательно должны быть в команде. Хотя можем спокойно поюморить и на разборах матчей. Важно прочувствовать, заглянуть в глаза игроку, чтобы знать, когда накричать, а когда посмеяться. И этому тоже учусь. Тренерская карьера — это же вечный университет и поиск.

— Среди подопечных есть заслуживающие титула “открытие чемпионата”?
— Есть ребята, которые очень понравились, растут прямо на глазах. Впрочем, фамилии из педагогических соображений называть не буду. Хотя в принципе за них говорит статистика.

— В начале сезона вы отмечали вратарскую позицию как проблемную. Саманьков заставил о ней забыть?
— На тот момент у нас было четыре голкипера, но Жаботинский вскоре уехал в Казахстан, не смогли мы потянуть его финансовые запросы. Получилось, что основным стал Макс, хотя поначалу я надеялся на других. Саманьков играл уверенно, пропускал меньше остальных. Парень просто психологически раскрепостился, и это при том, что раньше на таком уровне не выступал. Есть у него некоторые технические, скажем так, проблемы, но парень молодой, способный, доработает.

— “Лида”, пожалуй, чаще ожидаемого откусывает очки у лидеров. Были матчи, когда особенно гордились подопечными?
— Во многих поединках давали фору сопернику, а потом, проигрывая, допустим, 0:3, вытаскивали матчи. С “Металургсом” вообще катастрофу терпели — 0:5. Но пацаны вырвали победу. Вот чем я горжусь: ребята психологически не ломаются. Значит, в этом плане они подготовлены и никогда не опускают руки. Всегда ценил такой подход к работе. Надо действовать до конца.

— А стыдно бывало?
— Конечно, случались и откровенно невыразительные встречи. Тогда садились и разбирались почему. Нам физически тяжело действовать в три звена, отсюда и спады. Плюс переезды, недовосстановление… Здесь опять же палка о двух концах: просто взять игрока для количества бессмысленно. А подписать хоккеиста посильнее — нет возможности. Тогда уж лучше пусть наши ребята получают больше времени, крепнут, мужают и растут. В идеале хотелось бы четыре тройки нападающих и три пары защитников. Можно было бы взвинчивать темп, действовать активнее.

— Поскольку сиюминутных результатов от “Лиды” не ждут, есть возможность строить команду на перспективу, укреплять и подводить к следующему сезону. Хотели бы продлить контракт?
— Пока связан с клубом только на этот сезон. Как дальше сложится, посмотрим. Думаю, ближе к концу сезона, в марте-апреле, что-то можно будет обсудить. А работа есть работа: быть при деле всегда интересно. Еще бы немного улучшить бюджетную ведомость, тогда дело пойдет веселее. А задел на будущий год уже создаем. В частности, налаживаем контакты с теми же “Юностью”, “Металлургом”. Возможно, в командах найдутся неплохие молодые ребята, которым тяжело пробиться в состав в Минске или Жлобине, постараемся привлечь таких в “Лиду”. Это уже можно назвать селекционной работой, которая является основой в строительстве клуба. Однако пока все на стадии переговоров, дождемся окончания сезона…

Нашли ошибку? Выделите нужную часть текста и нажмите сочетание клавиш CTRL+Enter
Поделиться:

Комментарии

0
Неавторизованные пользователи не могут оставлять комментарии.
Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь
Сортировать по:
!?