Артем Божко: от Антонова до Ларионова

21:20, 8 февраля 2012
svg image
3062
svg image
0
image
Хави идет в печали

— По правде говоря, не видел первоначальной заявки на “турнир четырех” и сразу не знал, что вызван вместо Стася. Но роли это не играет. Главное — все-таки оказался среди участников сбора. Разговоры о национальной команде шли еще накануне “Кубка Полесья”, но тогда я только восстановился после травмы, решили не дергать. В перспективе, конечно, надеялся на шанс.

— Мысли о возможном участии в чемпионате мира посещают?
— Не до этого. Сейчас турнир сборных, затем — финальная часть чемпионата, за которой — плей-офф. Надо разобраться с насущным, а потом мечтать о “мире”. Если разрываться, думая обо всем сразу, ничего хорошего не выйдет.

— Сезон и так пока удачно складывается…
— Всегда мыслишь о лучшем. И команде хотелось бы идти на первом месте, и я не отказался бы больше забрасывать. Поначалу неплохо получалось, однако в последнее время шайба не очень-то желает идти в ворота. Хотя моменты есть почти в каждой встрече.

— В межсезонье долго думали над предложением “Немана”?
— Не только “Немана”. Поэтому предстояло хорошенько поразмыслить, чем и занялись вместе с агентом. Учитывали не только финансовый, но и другие вопросы. Тем более правом первого предложения обладал “Могилев” — дожидались его. К сожалению, клуб уже не первый год испытывает определенные трудности, поэтому их условия были наименее заманчивы.

— Разницу почувствовали?
— В том, что “Неман” в организационном плане превосходит могилевчан, никакого секрета. В команде, которая рассчитывает на чемпионство, совсем другие требования. Хоккеисты более мастеровитые. В принципе был готов к этому. В России всегда стремился выступать за команды с амбициями, чтобы вести борьбу в плей-офф.

— В Гродно комфортно?
— Никаких проблем. Прекрасный европейский город с древней архитектурой. Родители, когда приезжали, остались в восторге.

— Три с половиной года — достаточно, чтобы стать белорусом?
— Белорусы и русские не особо-то отличаются. Я, например, разницы не ощущаю. Поэтому не так и сложно проникнуться характером и познать душу здешних людей. Я уже себя в равной степени могу назвать как русским, так и белорусом. Вот только язык тяжело усвоить. Хотя это не проблема — все говорят на русском.

— Когда принимали белорусское гражданство, всерьез рассчитывали на попадание в сборную?
— Кое-какие варианты уже тогда рассматривались. Не скрою, хотелось играть за национальную команду, потому что на родине удалось провести несколько матчей только за Россию-2. Случилось это году в 2005-м, когда участвовали в турнире во Франции вместе с хозяевами, второй сборной Финляндии и студенческой командой США.

— До приезда в Беларусь вы сменили восемь клубов. Откуда такое непостоянство?
— Восемь — это вместе с молодежными дружинами. А так менял команды раз в сезон-полтора. Поступали предложения от более амбициозных клубов, и это были переходы на новый уровень. Не вижу ничего плохого. Меня ничто не держало — семьи не было.
В “Витебске” же оказался во многом случайно. Рассматривал возможности уехать в Европу, но для получения рабочей визы необходимо было выждать некоторое время. А предсезонка уже начиналась. В тот момент и подвернулся вариант с витеблянами.

— Почему в родном Воскресенске не задержались?
— Дело в том, что тренеры “Химика” совсем не рассматривали 1985 год. Поэтому ни я, ни Андрей Антонов полноценного шанса не получили. Антонов почти сразу направился в Могилев, а я поехал попытать счастья в Череповец.

— С Антоновым ведь и за одной партой сидели?
— Точно, с третьего класса. И в хоккей вместе играли. Можно сказать, большую часть жизни бок о бок провели. Когда Андрей уехал в Беларусь, поддерживали связь. С появлением витебского варианта расспрашивал его о тонкостях белорусского хоккея. Очень неожиданно было спустя много лет снова оказаться в одной команде. А сейчас еще и получить вызовы в национальную сборную.

— Учились плохо?
— Не угадали! До десятого класса вообще проблем с учебой не испытывали. Потом, когда нас стали заигрывать за молодежную команду “Химика”, пришлось, конечно, труднее. Но все равно оба закончили школу без троек. И сейчас имеем по два высших образования.

— Первое не сложно угадать. А второе?
— Экономическое.

— Поэтому пристрастились к книгам?
— Человек должен стремиться узнать как можно больше. Жизнь не ограничивается хоккеем. В конце концов, надо же будет чем-то и после карьеры заниматься. Поэтому стараюсь через чтение познать что-то новое.

— Отсюда и кумир — Игорь Ларионов, которого Профессором величают?
— Так не зря же. Это образец не только в хоккее, но и в повседневной жизни. Образованный и интеллигентный человек. Неспроста он сейчас является успешным агентом.

— Будучи родом из одного города, вам доводилось пересекаться?
— Воскресенск небольшой, все друг друга знают. Мои родители примерно одного возраста с Игорем Ларионовым, некоторое время они общались. Потом, когда Ларионов уехал в Штаты, связь прервалась. Но я отлично знаком с его старшим братом Евгением, тоже агентом. Он представлял мои интересы во времена российского этапа карьеры.

— Ларионов отправился в НХЛ в 28 лет. Понятно, что времена были другие. Однако вам пока 26…
— Ха! Как говорится, шансы есть всегда. Хотя все мы понимаем, что в таком возрасте за океан могут отправиться единицы. Какие-то суперталантливые игроки. А нам бы, как уже говорил, решить ближайшие повседневные задачи.

Нашли ошибку? Выделите нужную часть текста и нажмите сочетание клавиш CTRL+Enter
Поделиться:

Комментарии

0
Неавторизованные пользователи не могут оставлять комментарии.
Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь
Сортировать по:
!?