Англия. Своими глазами. Три цвета Мерси: синий

22:23, 2 мая 2012
svg image
2195
svg image
0
image
Хави идет в печали

И окажется, что ничего нет. Нет ни замков, ни королевских резиденций, ни природных красот. Есть только “три грации” — белокаменные здания ливерпульского порта, пароходной линии Кунарда, Лайвер-Билдинг, красный кирпич доков и ливерпульский кафедральный собор. Кроме этого — репутация города с огромным количеством иммигрантов, высоким уровнем преступности, доходами гораздо меньшими, чем в среднем по стране, и всегда плохой погодой.
Англичане любят футбол. Но, выбирая между Ливерпулем и Ноттингемом, где премьер-лига, особенно в двух экземплярах, вряд ли в ближайшее время появится, скорее всего, отдадут предпочтение Ноттингему. Красивый город, богатая история, большие зарплаты. А на футбол можно ездить: Англия по площади — это не Беларусь. Это гораздо меньше.
Ливерпуль был городом солнца, но давно. Когда мерсисайдский порт был главным перевалочным пунктом для работорговли и хлопка. Потом рабство запретили, хлопковый бизнес перестал быть золотым дном, и город стал сползать в рецессию. Портовый статус добавлял проблем: туда дуром ехали эмигранты — ирландцы, шотландцы, китайцы, кто угодно. (Ливерпульский чайна-таун, кстати, — самый старый в Европе. А арка на входе в него — самая большая вне Китая).
В прошлом веке в Ливерпуле были ужасная ситуация с иммигрантами, преступность, беспорядки, жертвы. Сейчас кое-как устаканилось, но репутация осталась.
С общеанглийским имиджем не согласны только в самом Ливерпуле. Вам в два счета объяснят, что Мерсисайд — лучшее место на земле. Почему? Потому что здесь клево. Ливерпуль — город городов, четвертый Рим, западная Пальмира и новый Вифлеем. Преступность? Подумаешь! Мусор? Подумаешь! Это все детали, которые роли не играют.
И “Энфилд Роуд”, и “Гудисон Парк” находятся вдалеке от центра, в районах, которые в Париже могли бы назвать неблагополучными. А в Ливерпуле это районы как районы. Можно жить. И на футбол далеко ходить не надо.
Как люди выбирают: “Эвертон” или “Ливерпуль”? Доподлинно науке это не известно. Бывают совершенно мистические случаи, когда в семье мама — за “красных”, папа — за “синих” и дети тоже пополам. Причем это не зависит от того, куда ребятишек водили в детстве. Бывает, водят на “Энфилд”, а они своих ведут на “Гудисон”. И наоборот.
Болеть за “Эвертон” — уникальная и несравнимая ни с чем судьба. На какой выезд вы ни отправились бы, везде на вас посмотрят с уважением. “Ириски” — команда, которая внушает трепет всем. “Синие” из Ливерпуля зовут себя народным клубом. Вплоть до выпуска шарфиков с надписью: “Уэмбли”. Полуфинал Кубка Англии. “Ливерпуль” — “Народный Клуб”. И с ними никто не спорит.
“Эвертонианцев не производят промышленным способом. Ими рождаются”, — написано на “Gwladys Street Stand”. И это правда. “Grand Old Team” (“Большая старая команда”) — тоже о “синих”.
“Эвертон” не любят разве что фанаты “Ливерпуля”. Но это только потому, что соседей положено не любить. Иначе пострадает репутация мерсисайдского дерби, которое лидирует в премьер-лиге по количеству красных карточек. Сами “ириски” тоже за врагов никого, кроме “красных”, не имеют. Разве что “Манчестер Юнайтед”. Но это тоже по соседскому правилу: Манчестер рядом, Манчестер с деньгами, Манчестер успешен во всех отношениях. Но и у “МЮ” есть причины завидовать “Эвертону”: “ириски” провели в высшем английском футбольном свете уже 108 сезонов. Столько нет ни у одного клуба в стране.
“Синие” — не самый старый клуб в Великобритании. Но точно самый трепетно относящийся к своей истории. “Эвертон” владеет самой крупной в мире коллекцией всевозможных футбольных раритетов, которую собирают вот уже 134 года. Некоторые из экспонатов даже выставлены в клубном магазине в самом большом торгово-развлекательном комплексе города — “Liverpool 1”.
Адрес этого магазина — постоянный предмет шуток поклонников “Эвертона”. В английской традиции счет называют не так, как у нас. А так: “Манчестер Юнайтед” — 3, “Манчестер Сити” — 3. “Ириски” магазин в центре назвали “Эвертон 2”: “Эвертон 1” находится возле “Гудисон Парк”. Вот и выходит, что в адрес второго магазина навсегда впечатана победа над извечным соперником: “Everton 2, Liverpool 1”.
Башня Принца Руперта, изображенная на эмблеме “Эвертона”, существует до сих пор. С нее то и дело срывают мемориальную табличку, но в основном она цела и невредима.
Башня — это вообще-то сильно сказано. Мелкое, невысокое строение, вросшее в землю почти по крышу. Раньше, до 1835 года, пока район под названием Эвертон был независимой от Ливерпуля деревней, сюда сажали преступников. Они в этой КПЗ находились в явно стесненном положении.
Башня стоит на холме за заборчиком у Нетерфилд Роуд. Теоретически перелезать нельзя, но каждый фанат “Эвертона” хотя бы раз в жизни рисковал попасть под административную ответственность. На самом деле ничего страшного. Забор низкий, а напротив стоит кабак с эмблемой “синих” на белом боку. Эти полицию точно не вызовут.
Придумали изобразить на эмблеме башню в сезон пятидесятилетия клуба — чтобы связать наконец клуб и район. Ведь, несмотря на название, в самом Эвертоне команда так никогда и не играла. Начинался “Эвертон” в Стэнли Парке (он тоже на месте до сих пор). А затем был — “Энфилд Роуд”, который теперь обиталище главного врага “синих”. В 1892 году тогдашний хозяин стадиона Джон Хаулдинг поднял арендную плату больше чем в два раза. Совет директоров “Эвертона” переплачивать не собирался и съехал. Хаулдинг, чтобы стадион не простаивал, основал новый клуб — “Ливерпуль”. Что дает теперь фанатам “ирисок” полное право заявлять: “Кабы не мы, никакого “Ливерпуля” вообще в природе не было бы”. С этим трудно спорить.
“Гудисон Парк” просто создан, чтобы ходить вокруг него. Здесь нет ни одной скучной стены. По периметру арены вывешена вся история “Эвертона” в фотографиях и достижениях — от основания до славных дней могучего бомбардира Дикси Дина и памятника ему (у подножия цветами выложено слово “папа”). От шальных военных лет до очередного Кубка Англии. От юбилейного сезона столетия до последнего чемпионства в 1987-м, от прихода в клуб Дэвида Мойеса до наших дней.
Есть мемориал игрокам “Эвертона”, погибшим во время обеих мировых войн. Есть часть стены, посвященная дружбе с клубом-побратимом — чилийским “Эвертоном” из Винья-дель-Мара. Латиноамериканцы были настолько впечатлены турне “синих” по континенту, что долго над названием не думали. В Южной Америке вообще в то время очень модно было создавать клубы и называться в честь ливерпульских “синих”. Это сейчас все по-другому.
Матч с “Фулхэмом” — не самый удачный, чтобы заполнить “Гудисон Парк”. Не помогли и всякие промоушны. Обе команды уже точно не вылетят из премьер-лиги. Обе команды уже не попали в еврокубки. Остается играть в свое удовольствие. Ну и, конечно, за деньги: часть телевизионных отчислений распределяется в соответствии с занятым в таблице местом. Считается каждое. Цена позиции — в районе миллиона фунтов.
Болельщики ходят в конце сезона на “Эвертон”, как это ни странно, чтобы посмотреть на красивый футбол. Чем дальше, тем лучше выглядят “ириски”. Связывают это с появлением в команде хорвата Никицы Елавича и возвращением Стива Пиенаара. Они (особенно балканец) оказались недостающими деталями в пазле Дэвида Мойеса. “Эвертон” попер. Потому и стали возможны такие игры, как, например, феноменальная ничья с “Манчестер Юнайтед”.
На Мойеса здесь молятся. В прямом смысле. “Если Дэйв уйдет, не знаем, что будет с “Эвертоном”. Удивительно, как это он до сих пор не съехал куда-нибудь. Ясно же, что тренер выдающийся”, — уверены фанаты.
Вопросы насчет мотивации на “Гудисон Парк” Мойесу задают на каждой пресс-конференции. В этом сезоне — особенно: это его десятый год в “Эвертоне”. Отвечает он примерно одно и то же: зачем уходить, если я и так работаю в выдающемся клубе.
Семейственность — это очень про “народный клуб”. Такое ощущение, что здесь все друг друга знают. Болельщики знают всех стюардов, стюарды — всех болельщиков, все журналисты — всех работников клуба. И даже приезжие фанаты проникаются атмосферой “Гудисона”. Этот стадион любят все.
Перед матчем вдоль главной трибуны выстраиваются люди с флагами “Эвертона”. Это не стюарды и не дети из ближайшей ДЮСШ. Это фанаты. Повода для парада никакого нет. Просто решили отметить народ, который ходит на футбол, возможностью появиться на кромке поля с флагом любимой команды. Покрасовались — и можно идти болеть.
Самый громкий звук, если не считать празднований забитых голов, трибуны “Гудисон Парк” издали в середине второго тайма, когда на поле появился ветеран “дачников” Дэнни Мэрфи. Он уехал с “Энфилда” давным-давно, в 2004 году, но бывших игроков “Ливерпуля” здесь не бывает. Недовольное “бу-у!” раздавалось с трибун каждый раз, когда он касался мяча.
У нас принято считать, что атмосфера на стадионе — это прежде всего децибелы в исполнении активных болельщиков. То есть пение фанатов и прочие эмоциональные проявления. Так же думают, например, немцы. Поэтому об атмосфере на английских стадионах они говорят с прохладцей: слишком тихо. Но “Гудисон Парк” — это аура другого порядка. Это лучистая энергия древней футбольной традиции. Которую вам не помешают ощутить даже опоры козырьков, старомодно затрудняющие в той или иной степени обзор с большинства мест. Вы все равно увидите достаточно.
Особенно если “Эвертон” играет легко и красиво и фулхэмские клочки уже к перерыву летят над опустевшей “Гудисон Роуд”. “Ириски” имеют все шансы финишировать в турнирной таблице выше “Ливерпуля”. Фанаты идут пить после матча в полной уверенности, что так и будет — в настроении феерическом и новогоднем.
Действительно, чего им грустить? Живут в лучшем городе мира, болеют за лучший в мире клуб. Существует ли жребий счастливее?

ЭВЕРТОН
Основан в 1878 году (первое название — “Сент-Доминго”).
Город: Ливерпуль (население — 469017, 3-е место в Англии).
Стадион: “Гудисон Парк” (40157, 9-е место в премьер-лиге).
Посещаемость в сезоне-2011/12: 32878 (10-е место в премьер-лиге).
Чемпион Англии (1891, 1915, 1928, 1932, 1939, 1963, 1970, 1985, 1987).
Обладатель Кубка Англии (1906, 1933, 1966, 1984, 1995).
Обладатель Суперкубка Англии (1928, 1932, 1963, 1970, 1984, 1985, 1986, 1987, 1995).
Обладатель Кубка кубков (1985).

ОНИ БЫЛИ ПЕРВЫМИ
“Эвертон” — по сути, первый суперклуб в истории мирового футбола. На протяжении десятилетий “ириски” были в лидерах не только на поле, но и в плане инноваций. Перечислить все свершения мерсисайдцев трудно. Но мы попробуем. Итак, “Эвертон”, это первый клуб, который…
отправился в зарубежное турне;
сменил арену по коммерческим соображениям;
построил стадион, предназначенный исключительно для футбола;
построил стадион с трибунами со всех четырех сторон;
построил первую двухъярусную трибуну;
построил первую трехъярусную трибуну;
был удостоен визита правящего английского монарха на арену (в июле 1913 года “Гудисон Парк” посетили Георг V и его супруга Королева Мария);
начал выпускать программки к домашним матчам на регулярной основе;
оборудовал скамейки запасных;
пристроил к арене церковь;
вышел на поле в майках с номерами (в финале Кубка Англии-1933 против “Манчестер Сити”);
снабдил газон системой подогрева;
провел 4000 матчей на элитном уровне и набрал 5000 очков;
установил на арене табло с отсчетом времени;
заплатил за игрока больше 100 тысяч фунтов (трансфер Алана Болла из “Блэкпула” за 110 тысяч фунтов);
выиграл серию пенальти в рамках Кубка чемпионов (у менхенглабдахской “Боруссии” в сезоне-1970/71);
начал продавать билеты по SMS;
создал клубную социальную сеть;
запустил первый клубный подкаст.

Нашли ошибку? Выделите нужную часть текста и нажмите сочетание клавиш CTRL+Enter
Поделиться:

Комментарии

0
Неавторизованные пользователи не могут оставлять комментарии.
Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь
Сортировать по:
!?