Агентская деятельность. Лихие “нулевые”. Юрий Вергейчик: а клубам что?

21:07, 22 мая 2012
svg image
3932
svg image
0
image
Хави идет в печали

А может, я не прав? Попробую проверить — с помощью директора солигорского “Шахтера” Юрия ВЕРГЕЙЧИКА.

— Юрий Васильевич, еврокубки не за горами — “Шахтеру” наверняка хотелось бы усилить состав. Как в Беларуси и за рубежом клуб осуществляет поиск игроков на проблемные позиции?
— По ходу чемпионата собираем информацию о каждом заинтересовавшем нас футболисте. В принципе это входит в мои обязанности — и, естественно, главного тренера с помощниками. В основном рассчитываем на свои силы, а к услугам менеджеров обращаемся лишь иногда.

— В каких случаях?
— Допустим, связались с понравившимся нам игроком, а он полностью передал права на переговоры своему доверенному лицу.

— Ваше отношение к роли агентов и посредников?
— Отрицательное. Как правило, это люди не игравшие — с настоящим пониманием футбола у них “по нулям”. Просто многие по молодости попадаются им на удочку. И потом посредники манипулируют ситуацией, “играют” между руководителями клубов, чтобы пробить больший контракт футболисту. И, конечно, позаботиться при этом о своих корыстных целях.

— То есть при ведении трансферной политики клубная селекционная служба эффективнее агентской деятельности?
— Ответ очевиден. Агент работает на себя, а не на футбол, мы же преследуем две цели. Да, мы не альтруисты, но наша основная задача — помочь команде добиться результата и уже потом получить какие-то дивиденды. А менеджер сразу стремится как можно больше обогатиться. Поэтому он идет на все, чтобы заинтересовать нечистоплотных руководителей клубов или попытаться обмануть их — и получить гонорар сверху. Я имею двенадцатилетний стаж общения с этими людьми. В последнее время, правда, среди них появляются бывшие футболисты, и с ними приятно контактировать. Они прошли спортивную жизнь и понимают, как трудно в ней все достается. Но это только первые ростки. Основная масса наших менеджеров два раза мяч не набьет. И как они могут помочь футболисту?

— А поможет ли прямой диалог между игроком и руководством клуба уменьшить финансовые расходы на различного рода выплаты посредникам?
— Однозначно. По моему мнению, менеджер тоже должен трудиться в клубе — и прежде всего преследовать его интересы. А клуб должен гарантировать ему достойное вознаграждение за хорошую работу. У нас же получается, что менеджер уводит деньги из футбола. Скажем, у игрока подходит срок окончания контракта — и он неофициально платит ему деньги, говорит не подписывать новое соглашение. А мы ведь готовили этого парня, выводили его на определенный уровень — и вдруг он стал свободным агентом…
Имея гарантии, что менеджер доплатит, футболист соглашается на все его условия — и тот, воспользовавшись ситуацией, что игрок бесплатный, получит за услугу 100-200 тысяч долларов от другого клуба. А ему ведь все равно, кому платить, если сильно нужен хороший исполнитель. Но деньги уходят в чей-то карман, а не в команду, которая нянчилась с игроком, тратила на него средства… К сожалению, такое происходит очень часто — и у нас тоже бывало не раз.

— А много ли у вас игроков, с которыми договариваетесь о контрактах без третьей стороны?
— Девяносто процентов. И, конечно, непосредственно с ними проще найти взаимопонимание. Тем более я умею разговаривать на футбольном языке. Имя и какой-то статус у “Шахтера” тоже есть: клуб постоянно ставит перед собой высокие цели, у нас работают профессионалы. Может, нескромно, но мне легко контактировать с ребятами. И, как правило, если у нас имеется серьезный интерес к игроку, мы всегда находим компромисс.

— Ваш новичок Януш говорил, что внутри белорусских переходов агенты вообще не нужны — все и так всех знают…
— Согласен с ним на сто процентов.

— А где и когда они нужны?
— В клубах! Допустим, у меня не всегда получается выехать в Латвию, Литву или Грузию, где футбол в финансовом плане слабее, и откуда можно заполучить игрока, исходя из наших возможностей. Для этого и должен быть менеджер, который собирает информацию — но не заочно.

— У нас пока другая ситуация. Как считаете, многие белорусские клубы не доверяют агентам?
— Думаю, все. Или абсолютное большинство — это уж точно.

— Капский когда-то говорил, что просто вынужден иметь с ними дело. Кубарев тоже откровенничал: мол, так руки выкрутят — ничего не захочешь…
— От менеджеров и грязь исходит — договорные матчи, как правило, идут через них. Еще они портят молодых игроков, обещая им заоблачные контракты. А ребята в начале пути, многого не знают. И, конечно, им хочется получить все и сразу. К сожалению, таков сегодняшний мир: больше гоняются за длинным рублем, нежели за самореализацией. Первейшая проблема молодых спортсменов в том, что они неправильно мыслят — их сбивают какие-то деятели со стороны…
Да и среди руководителей большинство людей нефутбольных. Не может директор клуба, не игравший сам, изложить объективную картину! Не может предложить председателю клуба хорошего тренера! И тогда все зачастую сводится как раз к фигуре главного тренера. А он не всегда чистоплотен. Многие думают об одном: подписать контракт, отработать год, решить свои задачи — и, извините, свалить. И это проблема. Поверьте, для того чтобы Вергейчику стать директором клуба, нужно было пройти через большие трудности и стрессы. Зато сегодня руководство “Шахтера” имеет возможность получить объективную информацию. Нескромно делать себе комплименты, но я лучше на своем примере. А то скажешь про одного — обидел! Про второго — превознес! Вот додумались когда-то позвонить Вергейчику с Филиповичем из Гомеля и взять рекомендации: Поболовец интересовался нашим мнением, кого ему пригласить. Мы честно сказали: Кубарева. А если бы обманули? В чем проблема минского “Динамо”? В том, что раньше директорами там были далекие от футбола люди. И эти деятели привозили тренеров, рассказывали Чижу сказки — в общем, какими-то способами его убеждали. А последствия мы все видели. И сегодня уже очень сложно найти человека, которому руководство “Динамо” поверило бы и, наоборот, он поверил бы руководству. Нарушилась традиция — мостик порван…

— Но ведь не скажешь, что Валерий Стрельцов нефутбольный человек. И вот пожалуйста: увольнение — и угроза заведения уголовного дела.
— Не каждый может пройти испытание деньгами. Если это правда, то можно лишь сожалеть, что так произошло. Одно скажу: “Динамо” должны управлять динамовцы, которые потом и кровью доказали на поле, что они преданны клубу. И каждый, отыгравший такую карьеру, должен понимать, что у него есть шанс попасть в структуру клуба и что его просто так не выбросят.

— Продолжим про испытание деньгами: проблема договорных матчей до сих пор актуальна для Беларуси?
— Знаю, о чем говорю — проиграл три финала Кубка. Просто не хочу переходить на личности. Но я даже своим помощникам чуть ли не указывал пальцем на определенных футболистов. И они, как правило, имели отношения с менеджерами…

— А вот от игроков часто слышны слова благодарности агентам.
— Ясное дело! Предположим, два друга-соперника — Кубарев и Журавель — хотят получить одного и того же футболиста. И в этот момент между ними возникает некто Пупкин. Он прекрасно понимает: оба тренера очень сильно заинтересованы в услугах игрока. И что делает?

— Видимо, взвинчивает цену…
— Правильно! Грубо говоря, происходит аукцион. И футболист, который реально отвечает зарплате 5 тысяч долларов, за счет того, что два клуба за него борются, получает 10 тысяч. Естественно, он очень благодарен менеджеру! Но разве это логично? Нет, с тренерами все понятно: им хочется заявить о себе, расти, строить карьеру — и они готовы идти на всякий риск. Но выигрывают ли они в этой ситуации? Зачем игроку напрягаться за премиальные, если его и так “упаковали” в два раза больше? Зачем лезть из кожи вон за лишнюю тысячу, если десять гарантированы? Или возьмем иную ситуацию: команде футболист не нужен, а агент “впихивает” его через руководство клуба. И тренер даже не знает, кого купили! А тот сидит и просто тупо получает деньги…
Но главная проблема в том, что у нас нет серьезной молодежной подпитки. Раньше тренер был богом, потому что в каждую команду, как в мавзолей, стояла пятикилометровая очередь. И как только молодой футболист или “старик” начинали хандрить, выдумывать ерунду — их сразу убирали из состава. В те времена “старики” выходили на поле с “менисками”, поскольку боялись, что дадут шанс юнцу, который им воспользуется, — а про него забудут…
Раньше играли до тридцати — и все, фактически конец карьеры. А сейчас до сорока — и все ходят по кругу, из одной команды в другую. И большинство тренеров просто вынуждены чуть ли не целовать их в одно место: мол, поругаюсь, уберу — а кого потом поставлю? И менеджеры этим тоже пользуются, выбивая в два-три раза большую зарплату игрокам, нежели они реально тянут по уровню. Разве такая, с позволения сказать, коммерциализация на пользу нашему футболу?

— Что же делать?
— Прежде всего очистить футбол от случайных людей. Второе — заняться инфраструктурой. У каких белорусских клубов есть собственность? Если завтра, не дай бог, из Борисова уйдет Капский и его место займет тот, кто больше любит хоккей, — у БАТЭ не будет ничего своего! Как же так?! Это лучший клуб в стране, Капский — самый сильный менеджер. А база заводская, стадион городской… У нас пока только у минского “Динамо” свой стадион, где есть и хорошие проекты по развитию. Мы тоже двигаемся в этом направлении. Благодаря президенту нам отдали базу, где занимаемся еще и строительством полей. Думаю, она уже оценивается в два-три миллиона долларов. Хотим создать профессиональный клуб, имеющий собственность. Нужно, чтобы все были заинтересованы в ведении своего хозяйства, дорожили им, а не просто быстро осваивали государственные деньги.
И еще один очень важный момент, который нельзя упустить. Необходимо заинтересовать ребят, заканчивающих успешную карьеру, в тренировочной работе с детьми — только они могут научить пацанов правильно думать по-футбольному. А у нас нередко что получается? В школах люди из других видов спорта: кто-то лыжник, кто-то легкоатлет. Как они могут хотя бы правильно отобрать будущих игроков, не говоря о прочем?

— А есть ли у нас яркие случаи в профессиональном футболе, когда востребованность игроков резко снижали агенты?
— Отвечу вопросом на вопрос: почему получилось так, что тренеру московского “Динамо” оказался не нужен Шитов? И ведь из-за этого страдает не только уровень практики футболиста, но и тренер национальной сборной Георгий Кондратьев…

— А так ли был нужен Юрченко “Торпедо”-БелАЗу?
— Это их проблемы. Мы были заинтересованы, чтобы Юрченко получал практику, потому и пошли навстречу Жодино. А Гуренко чисто по-спортивному искренне хотел ему помочь. Но времени не хватило…

— Кстати, доверенным лицом Юрченко является его дядя. Есть ли у нас вообще агент, деятельность которого вы могли бы привести в пример?
— Пока в моей практике такого не встретил.

— Вы сталкивались с белорусскими, украинскими, российскими агентами. Они похожи?
— Очень. Все говорят на одном языке, все смотрят тебе в кошелек — и все думают, как быстрее тебя обмануть. Ничего не понимая в футболе, рассказывают, какой это сильный игрок и как он хорошо думает на поле. Зная мой характер, вы представляете, чем это порой заканчивается…
Но так или иначе к ним приходится обращаться — когда реально видишь, что игрок тебе нужен. А он говорит: это мой отец, и все тут. Тогда собираешь силу воли в кулак, идешь на контакт с менеджером и решаешь трансферные вопросы.
Вот у меня недавно случай был. Хороший перспективный мальчик в дубле подписывает контракт с менеджером. Узнаю об этом, спрашиваю: зачем? Он мне в ответ: а что? Все говорят, он хороший — может в России устроить в серьезный клуб… Продолжаю: слушай, я же гораздо лучше его знаю, куда, когда и кому устраиваться. И помогу тебе, если заявишь о себе, как Калачев, Юревич, Поляков. За тобой сами приедут и заберут. И клуб получит нормальные деньги, и ты их получишь. И будешь востребован, потому что тебя хотят видеть в команде, а не вталкивают в нее. И если что пойдет не так, всегда сможешь вернуться! А парень в ответ: ну я же ненадолго подписал — всего на два годика… И что? Будет эти два годика менеджер платить ему, грубо говоря, 50 долларов в месяц, и говорить: не подписывай через год контракт. А если за этот срок футболист прибавит, то он его просто заберет из “Шахтера” — спокойно отдаст нам компенсацию 5 тысяч и будет его продавать по России и Украине. Вот как с ними бороться? Хоть ты в правоохранительные органы обращайся… Получается, современный футболист больше верит случайному человеку, чем тренеру — учителю, который кует его мастерство и вкладывает в него душу! Это же трагедия!

— Может, футболистам не помешала бы независимая юридическая поддержка?
— В контракте, как правило, все оговаривается четко. Но уж если возникают спорные вопросы, то почему нет? Впрочем, схожие с юротделом функции есть у дисциплинарного комитета федерации. А менеджер для чего? Чтобы искусственно всунуть куда-то футболиста? Вот представьте: завтра у баскетбольных клубов появятся большие бюджеты — и я пойду туда и буду зарабатывать много денег, не имея ни видения, ни понимания! Но я же никогда не вникну в этот вид так, как бывшие баскетболисты, поигравшие на уровне национальной сборной!
Профессор Преображенский говорил: я за разделение труда — каждый должен заниматься своим делом. Да, футболу нужны бизнесмены, которые зарабатывают деньги и хотят заявить о себе — как Абрамович в “Челси”. Но, по-моему, у него в клубе трудятся и получают зарплату порядка 30 менеджеров! Вот так и нужно: бизнес — бизнесменам, спорт — спортсменам, а не наоборот. Тогда наша футбольная структура будет гораздо крепче. И не забывать о преемственности. Сегодня в “Спартаке” принят закон: не имеешь права тренировать детей в структуре клуба, если ты за него не играл.

— И это правильно?
— Да. Потому что “спартачи” всегда будут переживать только за свою команду, динамовцы за “Динамо” — и так далее. Сделать такие островки силы — плюс для сборной. Вот попадет сегодня Вергейчик в БАТЭ? Нет! Там есть Ермакович, Федорович, Бага, Лихтарович, Родионов, которого Капский видит преемником в роли руководителя клуба. И это правильно! Кто не помнит прошлого, не имеет будущего. Ведь когда игрок понимает, что клуб предоставит ему шанс заявить о себе и в другом качестве, он будет предан этому коллективу до конца.
Мы стремимся делать то же самое. Дубль находится в ведении Ласовского, который в Солигорске выигрывал чемпионат Беларуси, был обладателем Кубка и многократным призером. Тренером работает Никифоренко, а Новик — администратором команды. Это ребята, которые в составе “Шахтера” завоевали Кубок и все свои медали. А те, кто играет у нас сейчас, должны понимать: если они на протяжении большого отрезка времени будут стабильно помогать “Шахтеру”, их никто не бросит. И так должно быть везде. Порадуюсь, если Ласовский, или Никифоренко, или Новик впоследствии станет директором клуба. Но не дядя Вася, который ничего не понимает и преследует только свои цели. Знаю очень хороший, но и очень болезненный способ, как избавиться от этих “дядей” — вывести деньги из футбола! Без кормушки в нем сразу не будет ни таких руководителей, ни менеджеров…

— И что, собственно, произойдет с нашим футболом, если вывести из него деньги?
— А ничего страшного! Куда денутся Вергейчик и Журавель? Лучше мы все равно ничего не умеем делать. Будем тренировать — или управлять, исходя из возможностей. А случайные люди опять пойдут в сантехники, потому что там будет легче заработать. Краны каждый день ломаются, а футболиста восемь лет растить надо…

Нашли ошибку? Выделите нужную часть текста и нажмите сочетание клавиш CTRL+Enter
Поделиться:

Комментарии

0
Неавторизованные пользователи не могут оставлять комментарии.
Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь
Сортировать по:
!?