Эксклюзив. Андрей Мезин: no comments

21:48, 26 июля 2012
svg image
6791
svg image
0
image
Хави идет в печали

Дальше можно было не беспокоиться. За те без малого 10 лет, что по долгу службы общаюсь с Андреем МЕЗИНЫМ, не раз убеждался, что его обещание вернее подписи с печатью, заверенной у нотариуса в присутствии адвоката. Правда, в данном случае умение Скалы держать слово получилось вроде как обоюдоострым. Призвав (убедив, заставив, уговорив — нужное пусть каждый подчеркнет для себя сам по вкусу) минское “Динамо” повернуть понедельничные радикально-агрессивные оглобли в средовое конструктивное русло.
Мы же этим разговором символично констатируем: Андрей уходит. Пока — определенно из “Динамо”. Не факт, что навсегда. Равно как и уверенно констатировать завершение им карьеры в сборной тоже преждевременно.

— Логичный вопрос о последних трех днях. Что это было?
— Переговоры. У “Динамо” имелись свои требования, у меня — свои. И в том, и в другом случае присутствовали, скажем так, нюансы. Но к вечеру понедельника их удалось уладить. В итоге разошлись с клубом полюбовно.

— Следующий законный вопрос: почему пришлось решать проблему в такие короткие сроки, а не за предыдущие два месяца?
— Если быть точным, оба варианта моего увольнения были обсуждены и обыграны уже в понедельник. Просто о расставании по “нулевому” — без взаимных претензий — варианту было официально объявлено чуть позже.

— Тогда не менее логичный третий вопрос: с чего бы клубу вздумалось поначалу озвучивать радикальную версию причин твоего увольнения?
— В этот понедельник официально открывались тренировочные лагеря во всех клубах КХЛ. К этому дню “Динамо” должно было так или иначе принять решение и официально о нем объявить. Какая разница, почему изначально был избран тот или иной вариант. Главное, что все завершилось к обоюдному удовлетворению.

— Внешне так, но фактически у болельщиков наверняка останется чувство недосказанности. Все будут продолжать гадать, что же все-таки произошло в Хельсинки и чем закончились странные попытки клуба “пришить” тебе отлучку из клуба через отлучку из сборной.
— Как это “чем закончились”? Это же очевидно — полюбовным расставанием, какой смысл варушить тему дальше? А то, что произошло в сборной, пусть в ней и останется. Это мои с ней дела. Кто прав, а кто не очень — время как всегда рассудит. Так что даже не пытай. И твоим коллегам сразу говорю — бесполезно. Комментарий будет один: “Без комментариев”.

— На какой ноте завершился последний раунд “разводных” переговоров с “Динамо”?
— На самой что ни на есть обычной рабочей без истерик, громких заявлений и угроз. И обид никаких. Мне уже не 20 лет, чтобы обижаться по каждому поводу. Как говорится, бизнес есть бизнес, люди делают свою работу так, как считают нужным. Ну а я теперь волен искать новую себе.

— Процесс уже запущен?
— Даже быстрее, чем мог бы предполагать.

— Ну хоть намекни. Скажем, пробился ли он в прошлом сезоне в плей-офф?
— Не только пробился, но и претендовал на высокие места. Что, впрочем, делает из года в год. Пока это все, что могу сообщить. Тем более что и причин торопиться с подписанием нового контракта у меня пока нет.

— Разве?
— Точно. Смотри: сейчас вступают в силу новые правила, ограничивающие в российских клубах количество матчей вратарей-варягов.

— Не боишься, что опять начнут предъявлять претензии к твоему нероссийскому спортивному гражданству?
— Нет, в поправках же все ясно и очевидно: игрок, проведший в КХЛ два сезона с российским паспортом, не считается легионером. Так что без работы не останусь уже поэтому.

— Правда, что в смутные времена на тебя выходили из клубов ОЧБ?
Да. Но самое интересное, что первыми позвонили даже не из Беларуси, а из украинской лиги.

— Не устроили условия?
Дело, поверь, совсем не в деньгах. Тем более что в украинском случае сумма контракта была как раз неожиданно солидной. Но я все же чувствую, что способен на большее. Не в финансовом плане, а в профессиональном. Даже по физическим качествам, не говоря про опыт, фору еще дам многим молодым.

— Но, уж прости за соль на раны, шайбы в матчах последнего чемпионата мира ты действительно пропускал курьезные.
— Да, с Казахстаном поймал “бабочку”, сложно спорить. Но с кем не бывает? Или вспомни финал Евролиги “Динамо” — “Магнитка”, когда Марков забросил от своих ворот. Хотя и с Америкой у меня случился какой-то “дыр-дыр”: шайба от дуги попала мне в колено, потом рикошет… И все же в спорте случается и не такое. Тем более что итоговая победа в ставшем для нас главным матче против казахстанцев все-таки не обошлась и без моего участия.

— Ну хоть режь, не могу не задать хотя бы один вопрос о твоем неожиданном отъезде из Хельсинки. Жалеешь?
— Давай все-таки дальше. Следующий вопрос.

— Уфф, попробую: неужели даже травма Коваля в игре с французами не заставила пожалеть, что погорячился?
— Погорячился не погорячился, но первой была мысль: “Блин, это ж остается один вратарь!” Сразу — в интернет, на телефон и стали с женой искать возможность добраться до Хельсинки. Но это было уже невозможно: предпоследнюю и последнюю игры разделяли менее суток. Разве что чартер заказывать. Так, стоп, хватит меня “расковыривать” на хельсинкскую тему. Договорились же…

— Ладно. Можешь назвать это лето одним из самых тяжелых в карьере?
— Как раз наоборот! Анжела (жена. — “ПБ”.) беременна вторым ребенком. Четвертый месяц, прибавления ожидаем в районе Нового года. Причем врачи уже определили, что будет мальчик. Как же после таких известий можно быть грустным? Все мысли только об этом. Остальные проблемы, какими бы они ни были, меркнут.
И потом, с чего бы драматизировать ситуацию: у меня же с “Динамо” нечто подобное было уже пару лет назад. Тоже говорили “спасибо, до свиданья, желаем успехов”. А через пару месяцев я опять в воротах минского клуба. И сейчас воздержался бы от громких заявлений, что расстаюсь с “зубрами” навсегда. Кто его знает, как жизнь сложится.

— И со сборной не расстаешься?
— Ответ тот же — в этой жизни возможно все. Уже одна только нынешняя неделя доказала справедливость этих слов. Никогда в ней не бывает все ровно и гладко. Если кажется, что это именно так, ты что-то делаешь неправильно.

— Прежде ты четко обозначал минимальную планку игровой карьеры — Олимпиада-2014 и чемпионат мира в Минске в том же году. Ориентир не претерпел изменений?
— Нет, с чего бы ему претерпеть? Я теперь свободен в выборе и при этом востребован. Главное — чтобы без травм.

— Сборная, с тобой ли, без тебя ли, в очевидном кризисе: последний “мир” показал это яснее ясного. Что делать?
— Не буду оригинален: срочно браться за детский хоккей. Приток свежей крови в национальную команду действительно недостаточен. Что бы ни придумывали и как бы ни крутили, за молодняк нужно всерьез браться. Точнее, нужно было это делать лет 5-10 назад. Но никогда не поздно. Ибо или так, или никак, совсем зачахнем.

— Не считаешь, что при этом очевидном рецепте поход “Юности” в ВХЛ — лишнее?
— Нет. У моих однокашников — Назарова, Гончара — в отличие от меня была промежуточная ступень между молодежным хоккеем и элитой, они “попылили” за “фармы”. Мне в свое время из новополоцкого “Химика” прыгнуть сразу в минское “Динамо” было проблематично. А то стал бы динамовцем уже 20 лет назад. Так что ВХЛовская ступень видится правильной.

— Веришь, что “Юность” долго будет довольствоваться ролью питомника да еще для “Динамо”? И, кстати, тебя же в этот “питомник”, знаю, тоже звали.
— По первой части — вопрос не ко мне, не я определяю стратегию какого-либо клуба. Просто говорю, как, на мой взгляд, система должна выглядеть в идеале, чтобы она с толком работала и приносила плоды в том числе и сборной. А по второму — ну как звали… До разрешения всех вопросов с “Динамо” обсуждать что-то не имело смысла. Наверное, в “Юности” я мог бы оказаться полезным. Но пока, возвращаясь к сказанному, чувствую силы выступать на КХЛовском уровне. И торопиться сходить с этой арены не хочу. К тому же совсем необязательно, что ступенью ниже ты обязательно будешь играть лучше, чем ступенью выше. Сколько обратных примеров.

— Форму не растерял?
— С чего бы растерять — поддерживаю, бегаю! И это при том, что кроссы для меня всегда были наинелюбимейшим делом.

— Еще пару дней назад история могла пойти по наихудшему для тебя сценарию, когда был бы уместен вопрос о жизни после хоккея. Сейчас повременим?
— Получается так, хотя не вполне понял, что ты сейчас имеешь в виду.

— Смоделировал, что “Динамо” попыталось бы настаивать на твоей дисквалификации, что можно было сделать хотя бы затягиванием разбирательства в арбитраже. Что бы делал?
— Ох, не очень-то я люблю обсуждать эти “если”, тем более что они теперь остались в прошлом. Но определенно не пропал бы. Вариант открытия своей вратарской школы все еще актуален.

— Где?
Как где? Здесь, в Беларуси, в Минске.

— Интригующе. Я помню, что этот проект озвучивал в свое время Наумов, обещая оказать всемерное содействие. Но он-то уже давно в России.
— Можно уехать в Россию, но остаться белорусом. В общем, идея не умерла. Сейчас, конечно, ее опять придется на какое-то время отложить. Но не навсегда.

— То есть, даже прощаясь с Мезиным в “Динамо”, Беларуси не стоит с ним прощаться?
— Само собой. Да и как может быть иначе, если вспомнить, как многое у меня с ней связано. Тот, кто считает, что я равнодушен к Беларуси, просто не смотрел хоккей последние пятнадцать лет.

Нашли ошибку? Выделите нужную часть текста и нажмите сочетание клавиш CTRL+Enter
Поделиться:

Комментарии

0
Неавторизованные пользователи не могут оставлять комментарии.
Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь
Сортировать по:
!?