Валентина Нестерук: трудно не влюбиться

21:07, 14 марта 2012
svg image
1807
svg image
0
image
Хави идет в печали

— Что подвигло к перемене мест после восьми сезонов в БНТУ?
— Минский клуб ассоциируется у меня с домом и семьей. Именно здесь гандбол из увлечения стал для меня частью жизни. Именно здесь осознала, что хочу вырасти из юниорки в настоящего профессионала. Но, когда достигла определенных высот дома, захотелось проверить силы и за рубежом. Полезно почерпнуть что-то новое в технике, тактике, физподготовке, да и просто окунуться в другую жизнь.

— Тренировки в Люблине отличаются от минских?
— Они сложнее в части физических нагрузок. Тактические упражнения в целом схожи с белорусскими. Вместе с тем больше внимания уделяют мелочам, на которых у нас акцентируются только вначале.

— Замечал, что и наш баскетбольный тренер Анатолий Буяльский не чурается напоминать игрокам о нюансах вроде бы из репертуара спортшкол. Однако продолжай…
— В ходе матчей собирается статистика (впрочем, как и в БНТУ), на основе которой тренер дает персональные рекомендации: как сократить ошибки и повысить эффективность атак. Немаловажно, что в польской “экстраклясе” двенадцать команд — соответственно игровая практика разнообразнее. Не могу умолчать о зрителях: на рядовые матчи клубов приходит столько болельщиков, сколько в Беларуси собирают особо важные поединки сборных.

— Гандболистки, в которых в Беларуси не особо даже и верят, в Европе иной раз становятся заметными величинами. В чем дело?
— Думаю, в том, что у нас не всегда правильно работают. И даже не всегда замечают таланты. За рубежом зачастую четче видят все плюсы и минусы, потенциал игрока. И при кропотливой работе под чутким руководством тренера получаются знаменитости. Иногда надо просто поверить в спортсменку.

— Каким представляешь настоящее и будущее белорусского гандбола? Говорим о прогрессе, но в результатах он отражается слабо. Из женских команд лучшие мастерицы опять потянулись на Запад…
— Конечно, вижу будущее светлым. Но танцевать надо от чемпионата страны. Прогресс всего гандбола идет от внутренних соревнований. Хорошо помню время, когда многие девчонки вернулись из-за границы домой. Именно те сезоны были интереснейшими и непредсказуемыми. Тогда обострилась конкуренция. А чем она выше, тем скорее рост и лучше результаты.

— Успела сформировать мнение о Леониде Бразинском?
— Это профессионал в своем деле. Хорошо и то, что в одной упряжке с ним Константин Шароваров, который тренирует девушек добрую дюжину лет.

Что изменилось в сборной при новом главном?
Глобальных изменений Леонид Иванович пока не вносил. Ведь работа с женской национальной командой после мужского клуба имеет иную специфику. Однако понемногу он старается внедрять в нашу игру что-то новое.

— Какое впечатление произвели на тебя сборные Венгрии и Германии? Чего ждать от продолжения соперничества с ними?
— Приятно играть против таких оппоненток. Они показывают быстрый, техничный гандбол европейского покроя. В составах этих команд есть культовые игроки, которых ставят в пример детям. Так что оказаться с ними на одной площадке — ощущения непередаваемые. Еще бы уйти с этой площадки с очками — вот был бы праздник. Но будем стараться. Настроение боевое.

— А что скажешь о подготовке? Мужская сборная Беларуси за сезон проводит четыре-пять сборов, выезжает на несколько турниров…
— Женская команда о таком может только мечтать. Равноправия с мужским женскому гандболу не хватает. Хотя, если заглянуть глубоко в историю, наш вид спорта был создан для прекрасного пола. Правда, глава БФГ недавно обмолвился, что теперь внимания нам будет больше. Когда Владимир Николаевич что-то обещает, за словами обычно следуют дела. И, коль слова сказаны, можно надеяться.

— Любопытный феномен: женская сборная Беларуси едва ли провела за всю свою историю хоть один матч в оптимальном составе. Одни отказываются от приглашения. Другие — их меньше — хотят приехать, но их не зовут. Третьи приезжают с радостью.
— Касательно первых… Одна из причин: не всякий клубный тренер хочет отпускать ведущего игрока, когда на носу очередной тур. Возможно, на кого-то и давят, советуют отказаться от поездки в сборную. Другие зачастую думают так: стоит приехать, и ты в составе. Но конкуренция в сборной тоже есть. Вот и назревает непонимание. Помню, когда приехала на первый сбор в национальную команду, была полна надежд. Но скоро поняла, что получить вызов — не значит играть. Надо работать, чтобы занять место в составе. С третьими все просто.

— Получается, баскетбольная дружина сплошь состоит из таких “третьих”? Мне вот трудно поверить, что какой-нибудь российский клуб, охотно отпускающий в сборную Казахстана урожденную москвичку, препятствует сыграть за родную страну коренной белоруске.
— Оставим эту загадку будущим поколениям исследователей. Можно только надеяться, что мы, подобно баскетболисткам, станем регулярно попадать на чемпионаты мира и Европы. Надо побеждать, поднимать рейтинг. Тогда и с комплектованием, поди, легче станет.

— За счет команды Азербайджана на следующей неделе рейтинг поднимете?
— При всем уважении к сопернику мы настроены брать четыре очка. Уверена, так и будет. Стать последними в группе — это никуда не годится.

— Мне тоже кажется, что в эти четыре очка вы вцепитесь мертвой хваткой. Долгая социалистическая история привила мораль: не выделяйся — не становись первым, но не будь последним.
— Стать первыми нам не дают “капиталисты” из Германии и Венгрии. Но быть последними никак нельзя — это уж точно. А вообще тренеры настраивают бороться за выход из квалификации. Посмотрим. Впереди четыре матча из шести. Значит, сдаваться рано.

— Чем тебя можно вывести из себя?
— В жизни это трудно, а на площадке бывает. Но и здесь надо помнить, что правоту доказывают игрой, не горячиться. Как говорила мне первый тренер, месть — это блюдо, которое подают холодным. В Польше приучилась сдерживать эмоции. Хотя поначалу все было чужим и некоторые ситуации раздражали.

— Среди наших женщин много людей религиозных. Ты веришь в высшие силы?
— В себя верю, и это дает силы развиваться. Идеи воплощаются в материальное. Так что всегда стараюсь думать о лучшем. Но и в высшие силы верю, так что считайте меня христианкой.

— Христианство на Руси принимали из-за женщины. Все было как всегда.
— В каком смысле?

— Князь Владимир сначала выстроил в Киеве пантеон с центральными местами для Перуна, Лады и иже с ними. Но тут он влюбился — в сестру византийского императора. Его войска как раз в это время взяли в Крыму Херсонес. Вот Владимир и предложил византийцам: мы вам город уступаем, а вы нам — дивчину. Один город — одна Анна. Тогда это был справедливый тариф. Император ответил, что в целом сделка достойная, однако вдобавок предложил еще и принять христианство. Владимир подумал, что Аня того стоит. И принял.
— Ой, а влюбился бы он в сестру персидского шаха… Ишь как оно получается. Я и не знала, что Крым тогда у славян побывал. Выходит, в семнадцатом веке его вернули. Видимо, неудачно все-таки поменялись! Хотя мы эту Аню не видели… Но приятно, что женщин тогда так ценили.

— Половинку для вечного счастья ищешь? Какие критерии для потенциальных принцев?
— Критериев нет, если честно. Искать не ищу. Знаю лишь то, что половинка где-то есть. А вообще карьера пока на первом месте.

— Как это — нет критериев? Вот что главное: он должен быть романтик или ростом и телосложением впечатлять, или речи мудрые вести, или зарабатывать много, или славиться спортивными успехами?
— Главное, чтобы критериями не становились наши иллюзии, которые накапливаются в юности. Стараюсь обходиться без иллюзий. Просто думаю, что в меня трудно не влюбиться!

Нашли ошибку? Выделите нужную часть текста и нажмите сочетание клавиш CTRL+Enter
Поделиться:

Комментарии

0
Неавторизованные пользователи не могут оставлять комментарии.
Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь
Сортировать по:
!?