Колесо проблем. Блеск и нищета велоспорта

21:17, 26 марта 2012
svg image
1752
svg image
0
image
Хави идет в печали

Бунт на корабле

Получив мандат четыре года назад, бизнесмен Александр Муравьев привел молодых людей, которые занялись тем, чего в федерации не было отродясь и что называется мудреными англоязычными словами “маркетинг” и “пиар”. Высокие требованию к имиджу стали одним из краеугольных камней политики новой метлы. У федерации появились пиар-менеджер, исполнительный директор и временами какие-то прочие директора. Очень многое уделялось тому, чтобы сделать красиво.
И вот когда участники и гости конференции расселись по местам в уютном зале пресс-центра, Александр Муравьев первым делом предложил посмотреть фильм о том, что, собственно, происходило в белорусском велоспорте последние четыре года. Пятнадцатиминутный ролик вместил в себя отчет об успехах Натальи Цилинской, Ольги Панариной, Василия Кириенко, Евгения Гутаровича и других наших прославленных ребят. После просмотра должно было создаться впечатление, что дела в велосипедном королевстве идут поистине замечательно. Примерно такую картинку и представили телеканалы. Председатель федерации вместе со своей правой рукой Виталием Жмако, очевидно, рассчитывали, что операция “Переизбрание” пройдет пусть даже с сучками и задоринками, но относительно быстро и безболезненно. Получилось не совсем так.
Корабль еще не отправился в путь, конференция, по сути, еще не началась, а бунт уже созрел. Директор минского РЦОПа Игорь Скачков настойчиво требовал внести изменения как в повестку дня, так и в устав. И, более того, призывал отменить выборы как таковые — до того, как выйдет новая версия устава. В зале встревоженно перешептывались. Кто-то наверняка был предупрежден о готовящейся бомбе, но точно никто не ведал, насколько далеко готов пойти оппозиционер. Председательствующий замглавы федерации Михаил Дворяков попробовал все-таки пустить повестку дня своим согласованным чередом. Но Скачков не унимался, и сдержать такой напор оказалось трудно. Дворяков согласился записать его выступление третьим пунктом. Но его шеф, единственный, кто сохранял спокойствие, резонно заметил, что лучше разобраться с обсуждением устава вначале, а уже затем подходить к вопросу о выборах.

Подсунули устав

Скачков говорил долго и на непонятном для собравшихся канцелярском языке, зачитывая выжимки из старого устава и предлагая взамен новые формулировки — точно как шведский посол в фильме “Иван Васильевич меняет профессию”. И хотя оратор взошел на трибуну на волне большого общественного интереса, с мест все чаще стали раздаваться недовольные возгласы. В конце концов Дворяков прервал пламенную речь заявлением, что на слух эта казуистика совершенно не воспринимается. Михаил Илларионович заверил, что согласен с замечаниями, но “такие вопросы с кондачка не решаются”. Нужно посоветоваться с товарищами, то бишь с юристами, и только потом выносить все на суд делегатов уже в адаптированном для восприятия, желательно письменном, виде.
В общих чертах суть спича была понятна. Скачков возмущался, что на прошлой конференции делегатов фактически ввели в заблуждение, “подсунув новую версию устава”. Согласно ему, конференция теперь проводится лишь раз в четыре года, а исполком раз в четыре месяца, при этом появилась должность фактически не подчиняющегося никому исполнительного директора. И в результате члены федерации фактически не контролируют ни расходование средств, ни формирование национальной команды, по сути вообще ничего.
С замечаниями согласились все, но по форме возникли новые. Было решено доработать предложения и после согласования с юристами и исполкомом вынести на голосование во время следующей конференции. Скачков чувствовал подвох: “И когда это будет? Через четыре года? А пока вы будете, как и раньше, вершить все по своему разумению?!” В ответ из президиума раздавались клятвы непременно провести конференцию вскоре после Игр в Лондоне и рассмотреть там все вопросы.

Два миллиона евро

Ко всеобщему облегчению, лед тронулся. Следующим ключевым пунктом стал отчет председателя. Александр Александрович сразу же продемонстрировал “карнегиевскую улыбку” современного бизнесмена и постарался всех настроить на позитив. Его речь была такой же радужной, как “замечательный фильм”, с которого день начался. “До моего прихода в федерацию имиджевая привлекательность белорусского велоспорта находилась на уровне ниже нуля! Никто не хотел сотрудничать, людей приходилось упрашивать. Тем не менее за четыре года, включая доходы от маркетинга, вложения спонсоров и мои личные средства, в федерацию было привлечено два миллиона евро. Это серьезная сумма. Кроме того, мы организовали чемпионат Европы и добились права на проведение первенства мира на треке в 2013 году…. Организация чемпионата Беларуси, а также велопробега Елизово — Гомель вышли на новый уровень”… Муравьев благоразумно умолчал о форс-мажоре во время прошлогодней групповой гонки в Мозыре, когда под колеса встречных машин угодили наши известные велосипедисты… “Многие молодые спортсмены теперь хорошо экипированы, у детей появилась форма. Красиво же!” — с энтузиазмом произнес Сан Саныч и в поисках солидарности посмотрел в зал. И, кажется, был немало удивлен, что немногие разделяют его склонность к эстетике.

Нам завидуют

Прения разгорелись с такой силой, каких велосипедные конференции еще не знали. Председателю сразу же напомнили, что за эффектным глянцем скрывается неприглядное нутро. Школы закрываются, а те немногие, что остались, ютятся в подвалах. Чемпионат мира в Минске состоится, но не будут ли наши спортсмены выступать так же, как сейчас юниоры-фигуристы, то есть занимать последние места?!
Весомо прозвучали слова Владимира Тихонова, воспитавшего таких наших известных профи, как Шарапов, Усов, Гутарович. Перво-наперво наставник поблагодарил председателя за то, что тот помог с оплатой восьмимесячной задолженности за подвал, в котором функционирует его школа, но поспешил отметить, что проблем это не решило: “Фильм вы нам показали замечательный. Только у нас четыре действующих профика осталось. Еще лет пять они, конечно, поездят, а дальше — пустота! Как можно готовить детей, если соревнований нет? Скоро гонку проедем, и после этого три месяца вообще выступать негде. Как можно тренировать спортсменов без соревнований, скажите?! Придется ехать в Польшу, на Украину. Только где бы денег столько взять? Наше шоссе гибнет. Знаю, что одно время решение о создании профессиональной команды было на подписи у президента. Да только вот наша федерация, родная, сказала, что не видит в этом целесообразности. Форма у наших спортсменов появилась?! На этот счет тоже веселую историю расскажу. На международных соревнованиях в Эстонии Жмако экипировал нас — только временно. Говорит: ну, вы осторожно надевайте, потом мы постираем, аккуратненько в пакеты запечатаем — и никто не заметит, что форма не новая. Зато голландцы и немцы завидовали, когда видели ребят в этих комбинезонах: “У вас, белорусов, оказывается, столько спонсоров! Катаетесь как сыр в масле”. А на самом деле мы этих спонсоров в глаза не видели… Одна надежда — пристроить ребят в зарубежную команду. Но сейчас это совсем непросто. Прошли те времена, когда в Европе была мода на парней из Союза…”
Не преминул напомнить о себе Скачков, говоривший о своем, наболевшем. В частности, о принципах комплектования национальной команды. Жертвой самоуправства стал один из воспитанников МГЦОРа, которого Станислав Соловьев самовольно вычеркнул из состава, несмотря на то, что тот приехал на чемпионат Европы в Голландии. Впрочем, имени своего обидчика Игорь Владимирович так и не назвал. Немудрено. По крайней мере до Олимпиады в Лондоне Соловьев — фигура неприкосновенная. Ведь на нем и его подопечных завязаны основные медальные планы и соответственно финансирование со стороны Мин- спорта. В кулуарах иные высказывали опасения, что в случае успеха Соловьев начнет творить бесконтрольное самоуправство.

Кисляк говорит

Впрочем, героем дня стал знаменитый в недавнем прошлом гонщик Александр Кисляк, которого еще никогда не приходилось видеть настолько взволнованным. Говорил он от сердца, боль чувствовалась на расстоянии:
“Два миллиона евро? Где они? Куда расходуются средства? Моя родная школа в Бобруйске закрылась, то же самое в других городах. А в каких условиях работает прославленный тренер Владимир Тихонов. Вы видели этот подвал, где протекает канализация?! Это же позор, что Гутарович, гордость нашего велоспорта, приезжая в Минск к своему тренеру, оказывается в таких условиях! Почему нельзя отремонтировать?! Но вместо этого деньги тратятся непонятно куда — на фуршеты, на показуху, на билеты по две тысячи евро в Австралию для загадочных сопровождающих лиц”.
Речь ветерана не всем пришлась по душе, так как он заговорил о коррупции, вступив в перепалку кое с кем из президиума. Может быть, Александр в чем-то не прав. Но переживания его совершенно понятны. Спонсоров прибавляется, а школы закрываются. То, что деньги в нашем спорте иногда “пилят”, ни для кого не секрет. Но вы попробуйте докажите! А пока, если вспомнить чемпионат Европы, то белорусы там действительно занимали сплошь последние места. Да, велоспорт выезжает за счет двух-трех фигур, за спинами которых хорошо заретушированы масштабы бедствия.
Раздавались, впрочем, разные мнения. Звучали призывы объединиться, слаженно трудиться. “Ведь мы же все представляем собой федерацию. И если признаем ее работу неудовлетворительной, то, получается, и самим себе дадим такую же оценку”, — сказал один из областных представителей. К чести Муравьева, держать удар он умеет. Все с той же улыбкой председатель снова поднялся на трибуну и поблагодарил за высказанные мнения, пообещав учесть все замечания.

Спасение миссии

А вот генеральный секретарь НОКа Георгий Катулин не на шутку переполошился, что заседание идет вовсе не к запланированному итогу, и поспешил погасить огонь: “Разве вы не видите, как много делает руководство федерации?! Беларусь получила право на проведение чемпионата мира. В Минск прилетал глава УСИ Пэт Маккуэйд, который вместе с председателем федерации был на приеме у президента страны. Как вы после этого можете признать ее работу неудовлетворительной?!” Генсек волновался зря. Белорусские люди понятливые. “Двойку” поставил только один человек, еще один воздержался. “Оппозиция должна быть”, — прокомментировал произошедшее Дворяков. 18 человек сочли работу федерацию удовлетворительной. Точно такая же пропорция наблюдалась и во время выборов председателя. Таким образом, Муравьев остается главой БФВС еще на четыре года. Собственно, выбора не было и у него. После встречи у президента попробуй соскочи с подводной лодки…
Александр Александрович и вправду смотрится выигрышно, особенно на фоне предыдущего зиц-председателя Михаила Борового. Бизнесмен действительно разукрасил некоторые аспекты серой действительности. Только вот чтобы спасти организм белорусского велоспорта от медленного угасания, внешних эффектов недостаточно…

Нашли ошибку? Выделите нужную часть текста и нажмите сочетание клавиш CTRL+Enter
Поделиться:

Комментарии

0
Неавторизованные пользователи не могут оставлять комментарии.
Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь
Сортировать по:
!?