Зорка “Фенера”. Орен жизни

20:57, 29 мая 2012
svg image
4328
svg image
0
image
Хави идет в печали

Однако уроженка Гомеля год за годом продлевала контракт с Оренбургом, предпочитая вместе с клубом расти постепенно, нежели перескакивать через несколько ступенек разом. Казалось, трансфера не произойдет никогда — и Настя войдет в историю уральского коллектива как человек, от звонка до звонка оттрубивший профессиональную карьеру под его знаменами.
Однако несколько недель назад в жизни Веремеенко произошел крутой поворот. Поняв, что на Урале она достигла потолка и вряд ли добьется большего под руководством нынешнего тренерского штаба “Надежды”, спортсменка наконец-то обратила внимание на предложения извне. Более того, самое заманчивое из них после оценки всех “за” и “против” приняла — и на год связала себя обязательствами со стамбульским “Фенербахче”. Об эмоциях, сопровождавших переход в состав чемпиона Турции, а также перспективах отъезда в женскую НБА, изменениях в структуре национальной сборной и многом-многом другом баскетболистка рассказала в интервью корреспонденту “ПБ”.

— После семи лет в “Надежде” ты перебралась в “Фенербахче”. Почему выбор пал на турецкий клуб?
— Изначально очень хотела переехать в Прагу и защищать цвета чемпиона Чехии. Однако в УСК по окончании сезона сменился главный тренер, решение по его преемнику затянулось, а мне совсем не улыбалось сидеть и ждать у моря погоды бог знает сколько времени. Поэтому когда нарисовалась альтернатива со стороны “Фенербахче”, долго раздумывать не стала и поставила подпись под соглашением.
Агент сказал, что Турция — очень хороший вариант во всех смыслах: авторитетная команда с сильнейшим подбором игроков, отличные условия подготовки, надежные финансовые гарантии. К тому же заранее для себя решила: если уж после стольких лет в Оренбурге меняю место жительства, то надо выбрать что-то особенное. Стамбул подошел как нельзя лучше.

— Года полтора назад в интервью обсуждали с тобой слух о том, что Анастасию Веремеенко в “Фенер” переманивает сама Диана Таурази. Как оказалось, реальность от пересудов ушла недалеко…
— Сейчас американки в клубе уже нет — пару недель назад она подписала контракт с екатеринбургским УГМК. Но получается действительно забавно… Говоришь, есть все шансы заменить Таурази в роли лидера “желто-синих”? С ходу это вряд ли получится — там хватает девчонок, привыкших тянуть одеяло на себя. Да и не стремлюсь пока к этому. Сегодня намного важнее подготовиться к сезону физически и психологически, чтобы в новых условиях — не только спортивных, но и бытовых — чувствовать себя как рыба в воде.

— Что ощущала, когда поняла: все, российский этап карьеры закончен?
— Оренбург всегда останется для меня чем-то родным. Не сам город, разумеется, а его женская баскетбольная команда, ведь провела в ней почти треть жизни. Как сказал при расставании президент клуба Леонид Ценаев: “Мы свою миссию выполнили: вырастили тебя здесь, выходили, дали путевку в жизнь. Теперь поезжай дальше и продолжай прогрессировать”. Вообще очень тепло поговорили, прощаясь: только заверения в том, что “Надежда” всегда будет меня ждать и с радостью примет обратно, пойди карьера не по плану, дорого стоят… Возможно, в полной мере еще не прочувствовала драматизм случившегося — наверное, только когда прибуду на сборы в новую команду, ностальгия накатит в полной мере. Но то, что частичку сердца оставила на Урале, это точно знаю уже сейчас.

— Стамбул — город контрастов, тогда как ты, наоборот, предпочитаешь стабильность и спокойствие. Столь резкие перемены пугают?
— Не воспринимаю это как вызов. Поскольку прежде никогда не жила в мегаполисах, откуда могу знать, понравится “индустриализация” или нет? Не исключаю, что в большом городе почувствую себя на порядок комфортнее, нежели в Оренбурге. Так что попробую, а там уж погляжу, как дело пойдет. Вернуться в исходную точку всегда ведь можно, верно?

— Выступление на топовом уровне подразумевает большую конкуренцию…
— Не сказала бы, что состав “Надежды” ощутимо уступает в классе “Фенербахче”. К тому же в нынешнем сезоне российская команда планирует собрать обойму европейского уровня. Так что в этом вопросе для меня, по сути, ничего не изменилось.

— Белорусские болельщики с радостью восприняли новость о твоем переходе, назвав его шагом вперед по карьерной лестнице. Согласишься с оценкой?
— Если честно, не понимаю критериев, которыми руководствуются люди, заявляя подобное. Если про- анализировать выступления в “Надежде”, то легко увидеть — каждый год вместе с командой переходила на более высокую ступеньку мастерства. Мы стабильно прогрессировали в Евролиге, закрепились в медальной зоне чемпионата России, постоянно прибавляли в качестве игры. Поэтому постоянное брюзжание из разряда “ну когда уже Веремеенко из этой дыры уедет?” вгоняло в ступор… Дикость, что игрок семь лет выступает за один клуб? Нет, это вполне нормально. Если меня все устраивает, почему должна куда-то уезжать?

— Твою теорию постоянного роста в Оренбурге отчасти опровергает бронза Суперлиги этого года. Исходя из посыла медаль должна быть как минимум серебряной…
— Имели все шансы финишировать вторыми, но допустили ряд глупых ошибок. Самая обидная — матч, проигранный “Спартаку” из Ногинска перед Новым годом. Не расслабься там сверх меры — и по итогам “регулярки” заняли бы третье место с автоматическим выходом в полуфинале на “Видное”. Сам понимаешь, с подмосковной командой сражаться куда проще, чем со сборной мира в виде УГМК. По крайней мере исход дуэли точно оказался бы не столь предсказуем…

— По сравнению с предыдущими сезон-2011/12 выдался для тебя парадоксальным. Играла меньше обычного, исполняла непривычные функции. В чем причина?
— Разделила бы чемпионат на две части. По осени все шло хорошо: практически каждую игру набирала по 20 очков, получала достаточно времени на площадке. Потом… Всякий раз после Нового года у меня небольшой спад. Нынче он немного затянулся из-за проблем со спиной. Свалить все на травму очень удобно, однако делать этого не стану — хочу остаться честной перед собой и болельщиками. В большей степени сама виновата в том, что не смогла вовремя вернуться и выйти на привычный уровень. Надеюсь, в “Фенербахче” с этим печальным посленовогодним синдромом покончу.

— На форумах оренбургских фанов было немало претензий к наставнику. В частности, Александра Ковалева обвиняли в непрактичном использовании Веремеенко на паркете. Они правы?
— Могу сказать, что тренер никогда не запрещал мне проходить или бросать. Наоборот, подталкивал это делать, стимулировал к активности. В том же, что не забивала или теряла мячи, виновата исключительно сама.

— 2012-й впору провозглашать годом перемен в твоей карьере: новый клуб, правки в национальной команде… И если на первое ты шла сознательно, то окончание эпохи Буяльского продиктовала сама жизнь. Уже приняла последние как данность?
— Пока сложно судить. Равно как и утверждать, что в сборной что-то радикально изменилось. Костяк остался прежним, время на подготовку и турнирные задачи тоже. Тренер? Главное, что, как и раньше, у руля стоит профессионал, которого коллектив принимает. Мне Григас импонирует: он не только квалифицированно исполняет профильные обязанности, но и по-человечески к нам тепло относится — заботится о здоровье, о моральном состоянии. Не деспот и не тиран, какового мы опасались.
Непривычно разве то, что у Римантаса специфическая философия игры, особенно в обороне. У Буяльского мы работали в основном над нападением, а защиту вели командой, больше действуя по наитию за счет сплоченности, нежели по схемам. Здесь же все четко: шаг вправо, шаг влево — расстрел. Впрочем, не сказала бы, что это плохо. Все знают свое дело, понимают, куда бежать и как ходить. Молодым баскетболисткам подобная система вовсе в радость: им все раскладывают по полочкам — только выполняй.

— А что скажешь об атмосфере внутри раздевалки?
— Ха, дедовщины в команде по-прежнему нет… Если же серьезно, то девчонки держатся дружно и общаются тепло. Разумеется, есть свои мини-коллективы, но это естественно для любого сообщества. Главное, что конфликтов, даже с учетом высокой конкуренции за место в составе, не возникает.

— Тебе комфортно играть, когда есть пространство для импровизации или же когда все строго регламентировано?
— Предпочитаю второй вариант, поскольку уверена: соблюдаются правила — сокращается количество ошибок. Случись же людям делать что хочется, хаос поглотит все командные действия. Для нашей сборной это вообще смерти подобно.

— В новых атакующих схемах вы много двигаетесь — и даже “большие” постоянно “светятся” наверху. Долго к этому адаптировалась?
— С Буяльским тоже активно работали на дуге — часть взаимодействий вовсе начиналась с подъема центровых. Другое дело, что сейчас на чужой половине практически не стоим. Кстати, пока у нас из-за этого “пожары” в основном и возникают: заслонов много — и если кто-то не туда побежал, начинается паника с висящим в воздухе единственным вопросом “Что делать?!” Хотя сами комбинации хороши — учитывают интересы практически каждой позиции. Думаю, болельщики во время квалификационных игр это оценят.

— Времени довести до ума все задумки хватит?
— Очень хочу в это верить, поскольку мы действительно прибавляем. Достаточно сказать, что игры с Латвией и Литвой, которые разделили всего несколько дней, провели на совершенно разных уровнях — в заключительной игре эффективность повысили, наверное, процентов на сорок.

— Отсутствие Елены Левченко вроде как автоматически выводит тебя на роль главного голеадора сборной. Ведь основная атакующая нагрузка у белорусок обычно ложится на пятых номеров…
— Но в то же время наши центровые стабильно по “двадцатке” за вечер тоже никогда не набирали, верно? Поэтому предположу, что тенденция, при которой все более или менее ровно продолжат отличаться, сохранится — мы остаемся Командой, и ее не разобьет отсутствие одного-двух человек. Плюс в передней линии, кроме меня, есть Марина Кресс, Вика Гаспер, которые наверняка разделят груз, на который намекаешь. По крайней мере я в девчонках уверена.

— В канву сезона перемен очень логично вплелся бы отъезд Анастасии Веремеенко в женскую НБА. Не думала закольцевать год столь радикальной карьерной метаморфозой?
— Несколько недель назад агент поднял эту тему. Ну что, говорит, Настя, летом едем в Америку играть в WNBA. Я такая: “С чего это?” В ответ слышу: “Чемпионата Европы нет, на Олимпиаду сборная не пробилась. Самое время вместо квалификации махнуть за океан и попробовать там силы”… Задумалась, помолчала и — отказалась! Во-первых, если начистоту, пока нет желания выступать в Штатах, жертвуя ради этого летним отпуском и восстановлением. А во-вторых, понимаю, что за сборную страны — пока вызывают — надо приезжать и играть в любом случае. Возможно, в дальнейшем что-нибудь изменится. Однако сегодня мои приоритеты именно таковы и незыблемы.

— Но подтягивать английский в перспективе все-таки возьмешься?
— Ну-у-у…. Подумаю над этим после чемпионата Европы!

— И внесешь дополнительный пунктик в планы на отпуск?
— Пока их нет вообще. Есть огромное желание отдохнуть, потому что прошлым летом никуда не вырвалась — и целый год об этом жалела. Другое дело, что мечтаю закрыть глаза, сделать вдох, выдох — и оказаться в лучах солнышка где-нибудь на Канарских островах. Без перелетов, беготни, сумок и пугающих меня жучков-паучков, которыми изобилуют теплые страны. Было бы здорово воплотить эту идею в жизнь…

— …и тем самым сэкономить дополнительные силы для сражения с ремонтом по возвращении?
— Точно! Веду бои уже полгода. Видимо, правду говорят, что осилить один ремонт — все равно, что пережить два пожара. Надеюсь, к концу года все-таки окончательно с ним расправиться.

— Дизайном сама занимаешься?
— Нет-нет-нет! У Наташи Марченко есть брат, специализирующийся в этой области. Через него, наверное, уже полсборной прошло. Предварительно присмотрелась к его работам — и, оставшись довольной увиденным, вверила все заботы его рукам. Я не приспособлена проектировать или расставлять по фэн-шую углы с перегородками.

— Заказала что-то особенное?
— Отнюдь, больше импонирует минимализм. Столкнись с необходимостью самостоятельно решать вопрос дизайна, обошлась бы диваном, стулом да столом. Никаких цветочков или вазочек, как бы мама ни настаивала!

— Небось, Людмила Николаевна, будет первым человеком, который приедет наводить тебе красоту обстановки?
— Ну уж дудки! Сразу сказала, что ни одного из ее зеленых насаждений в квартире не будет. Хватает оранжереи в Гомеле: как-то по приезде домой подсчитала, что только в зале стоит больше 30 растений! А ведь есть еще гостиная, кухня — вообще с ума сойти можно… Знакомые шутят, что нам уже можно открывать ботанический сад и водить людей на экскурсии. Реально живем как в цветнике — флора обошла стороной только мою комнату. Хотя мама и там отметилась, пристроив в уголке одного из “подопечных”, и думает, что его там не видно. Но я-то уже давно на него поглядываю! Но как только задумываюсь о расправе над ним, воинственный запал сам собой пропадает. Ладно, думаю, пусть стоит.

— Назначенный на лето визит домой родители, понятное дело, одобрили. А как отнеслись к переезду в Турцию? Не возмущались: мол, дочь, там же Стамбул, а не тихий провинциальный город — только и знай, что держи ухо востро…
— Они к любому решению относятся с пониманием, поддерживают. Сама решила — значит, сама и буду виновата, если не понравится… Ну а чтобы мама не волновалась, сразу ей сказала: “Будешь бить тревогу — прилетишь в гости”. Надеюсь, первым же совместным шопингом сниму все вопросы с повестки дня. Дай бог, к тому моменту остальные проблемы с адаптацией в клубе и стране уже решу.

Нашли ошибку? Выделите нужную часть текста и нажмите сочетание клавиш CTRL+Enter
Поделиться:

Комментарии

0
Неавторизованные пользователи не могут оставлять комментарии.
Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь
Сортировать по:
!?