Пятиборье. Леди-рыцарь: тест на IQ. Гнильцо без маски

21:34, 16 августа 2012
svg image
5300
svg image
0
image
Хави идет в печали

Однако Анастасия пристрастного внимания — журналистского, антидопингового или какого еще — отнюдь не страшится. Наоборот, лучшая белорусская пятиборка за всю историю Олимпиад готова задорно обсуждать любые темы — будь то Кодекс ВАДА или происки мнимых и действительных врагов, способных подсыпать запрещенное вещество в еду и питье.
“Прессбол” погружается в беды пятиборья нечасто, но, честное слово, этот замечательный спорт заслуживает большего. Потенциал наших “рыцарей пяти качеств” велик, о чем можно судить хотя бы по успехам белоруса Александра Лесуна, победителя последних чемпионатов мира, номера один мирового рейтинга — вот только под флагом России. Кстати, Лесун выступил в Лондоне лучше своих бывших соотечественников (4-е место, а ближайший из наших, Станислав Журавлев, только 16-й), и он совсем молод, у него все еще впереди. Поэтому причины отъезда Лесуна мы тоже затронули, подключив к разговору Настиного мужа — Михаила ПРОКОПЕНКО. Ведь Лесун и мои собеседники тренировались вместе в группе у Анатолия Ткаченко.

ИЗ ДОСЬЕ “ПБ”
Анастасия ПРОКОПЕНКО. Родилась 20.09.1985 в Минске. Чемпионка мира-2001 среди девушек. Чемпионка мира-2006 среди юниорок. Чемпионка мира-2007 в команде. Серебряный призер Финала Кубка мира-2006. Победительница этапов Кубка мира (2005, 2007, 2008, 2012). Чемпионка и призер ЧЕ (2003 среди девушек — серебро, 2003 среди юниорок — золото и серебро в команде, 2006 среди юниорок — золото, 2006 — серебро, 2008 — бронза, 2012 — золото в миксте). Участница ОИ-2008 (4-е место) и ОИ-2012 (6-е место). Замужем за Михаилом Прокопенко. В 2009 году родила сына Антона.
Михаил ПРОКОПЕНКО. Родился 31.08.1982 в Минске. Чемпион мира-2003 среди юниоров (лично) и бронзовый призер (в команде). Чемпион Европы-2003 среди юниоров (лично и в команде). Чемпион мира-2008 и -2010 в команде. Серебряный призер этапа Кубка мира-2005 (лично). Чемпион Европы-2012 (в миксте).
(Окончание. Начало на 1-й стр.)

Дас ист фантастиш

Анастасия Прокопенко. Давайте сразу подчеркнем: олимпийский рекорд получился, потому что в таком формате соревнования проводились впервые.

Михаил Прокопенко. Это так, но с каким преимуществом перед соперницами она его установила!

А.П. Я старалась до конца. Когда увидела, что отставание от лидера составляет минуту 27 секунд, вспомнила, что недавно на чемпионате мира в Риме отыграла минуту 15 секунд. И подумала: в восьмерку войду обязательно. “Ну берегитесь!” А оказывается, даже шестерка сильнейших покорилась. Значит, настолько не готовы девочки были. По равнине к соперницам мало приближалась, но как только начинался большой подъем, они как будто останавливались по сравнению со мной. Я даже не ожидала. Хотя все спортсмены знали, на какой трассе будут проводиться соревнования.

М.П. Действительно, нас это удивило. Год назад все выступали в Гринвичском парке, видели, какой сложный рельеф. Почему не сделали выводов?
Понимаю, что некоторые рассуждают так: подтянем слабые стороны, а сильные и так хороши. Однако мы, например, уделяли бегу огромное внимание, потому что это ключевой и завершающий вид пятиборья.

А.П. Мне рассказывали потом, что, когда я побежала второй круг, по трибунам пронесся шум. Люди не понимали, откуда вдруг недалеко от лидеров появилась спортсменка с номером 27: “Круговая, что ли?” Когда же преодолевала последний круг, трибуны взорвались от восторга. Подъем шел с перепадами, там стоял тренер Светы и Илоны Усович — Игорь Владимирович Захаревич. Он радостно кричал: “Настя, давай!” С ним был еще кто-то не из нашего вида, тоже болел. А когда начался спуск, я расслабленно побежала накатом. Пока летела, перевела дух и заодно приблизилась к австралийке, которая двигалась шестой. А дальше была равнина: поравнялась с соперницей (та пыхтит, старается) и рывком оставила ее позади.

— Трибуны были ошарашены, это понятно. Пятиборцы, наверное, уже не удивляются твоим скоростям…

А.П. До сих пор удивляются. Все говорят: “It»s fantastic!”. Просто разводят руками.

М.П. Думаю, ее олимпийский рекорд будет побит в Рио-де-Жанейро — самой Настей!

А.П. Да, мною! Потому что к Рио я буду готовиться. Нереализованные мечты все-таки должны реализоваться.

М.П. Надо хлопнуть дверью!

У врагов нет шанса

— Пятиборье — последний вид олимпийской программы. К моменту твоего, Настя, выступления белорусскую команду потрясли сразу два скандала — с Иваном Тихоном и Надеждой Остапчук. Антидопинговые службы зверствовали?

А.П. Нет. Меня вообще не трогали, хотя я в мировом рейтинге шла высоко. Из нашего квартета пятиборцев только Дмитрия Меляха до старта вызвали — сдать кровь для биологического паспорта. У меня взяли пробу мочи после финиша, так как берут первых семь спортсменов. А, допустим, китаянка, ставшая пятой, сдавала и мочу, и кровь. Сотрудники допинг-служб, кстати, были очень доброжелательны, поздравляли с успехом.

— А ты в курсе, что пробы будут храниться восемь лет?

А.П. Да, это прописано в Кодексе ВАДА. Если изобретут новые технологии по изобличению допинга, они могут проверить нас снова. К нам в школу пятиборья на Столетова приезжала допинг-офицер, которая все разъяснила от и до.

— Возможно ли, чтобы кто-то из недругов подсыпал тебе запрещенное вещество?

А.П. Если ты следишь за своими бутылками и пищей, то это нереально. Я, например, ходила с подносом по всей столовой и нигде его не оставляла. В крайнем случае могла попросить присмотреть за ним своего тренера или товарища по команде, которому доверяю. Когда увидела, что возле моей бутылки кто-то прошел, вылила ее содержимое и замешала новый напиток. Очень часто на соревнованиях каждому суют стакан с водой. Кто знает, что там? Благодарю, опрокидываю жидкость себе на голову и двигаюсь дальше. Мне много раз подсовывали открытые бутылки и настойчиво уговаривали из них выпить. Чтобы отвязаться, кивала головой, но через несколько шагов избавлялась от потенциально опасной ноши. Я всегда закрываю сумки на замок — как во время переездов, так и непосредственно на соревнованиях. Оставляя сумку в гостинице, ключ беру с собой. А то подкинут шприц, и попробуй докажи, что он не твой. Постоянно контролирую свои вещи. Потому что если действительно заботишься о собственном здоровье, о результате, если ты честный спортсмен, подсыпать тебе что-то нереально.

— Лекцию на эту тему олимпийцам тоже читали?

А.П. Конечно. К тому же ВАДА на Играх постоянно проводит викторины. У агентства есть инфокиоски. Мы ходили к ним и в Пекине, и в Лондоне — чтобы выиграть шляпы. Берешь лист с десятью вопросами (есть и на русском языке). Если правильно отвечаешь, получаешь приз — головной убор с символикой ВАДА. Мы с Аней Василенок все графы заполнили верно и тут же сфотографировались в новых соломенных шляпах.
Там, кстати, был вопрос: “Можно ли атлету оставлять еду и напитки без присмотра? И чья это ответственность — тренера, атлета или третьего лица?” Естественно, всю ответственность несет спортсмен! В анкетах очень много провокационных вопросов: “Если врач выписал вам лекарство и вы не знаете, содержится в нем допинг или нет, имеете ли право принимать его?” Однозначно нет!
Кроме того, в этих инфокиосках давали листы с правильными ответами и подробными пояснениями. Поэтому тот, кто хотел, был подкован в вопросах допинга.

— Бывший глава ВАДА Ричард Паунд сказал во время Игр, что нечестных спортсменов немало, а выводить допинг довольно просто. Поэтому тот, кто все-таки попадается, не прошел два теста: один — фармацевтический, другой — на IQ.

А.П. Это точно! Ты должен знать, что делаешь и употребляешь.

— Какие-то версии насчет Надежды Остапчук среди спортсменов имеют хождение?
— Да, мне сказали уже по возвращении домой, будто у нее нашли не только то, что она употребляла, но и то, чем выводила. То есть маскирующий агент. Но, подчеркиваю, это только разговоры.

Настя-рекордсменка

— В вашем виде спорта мировые рекорды тоже фиксируются…

М.П. И рекорд в стрельбе из лазерного пистолета принадлежит как раз Насте!

А.П. На этапе Кубка мира в Ростове, который выиграла в этом году, пять выстрелов произвела за 8,7 секунды. А в Лондоне закрыла за 9,0. Всегда стреляю быстро.
К Олимпийским играм я очень сильно была готова в беге и уверена в стрельбе, поэтому ожидала, что нафехтую свои очки и этого мне хватит, чтобы войти в призовую тройку. Проплыла как обычно. Не совсем уверенно сложилась верховая езда, но тоже все в принципе было на уровне. Однако фехтование не заладилось.

— Почему? Дома же был спарринг с ребятами?

А.П. Да, юниоры приходили в СДЮШОР на Столетова, чтобы мне помочь. Спасибо им большое! Но…

М.П. Насте не хватило именно женского спарринга. Потому что его у нас нет вообще.

А.П. Девочки фехтуют намного флегматичнее. Ребята активнее, и мне с ними удобнее, потому что я — боец.

М.П. Парни сами идут в атаку, надо только ее отражать. А девушки выжидают, топчутся, у них другая тактика. Поэтому Насте недоставало комплексного подхода. Ну и психолога у нас до сих пор нет.

А.П. А с техникой фехтования у меня все в порядке. Мне ее Виталий Захаров ставил.

— Это двукратный бронзовый призер чемпионатов мира по шпаге?

М.П. Да. Его в фехтовании отодвинули в сторону, после окончания карьеры сказали “до свидания”. Высочайшего класса спортсмену предложили набрать детей с нуля! Поэтому пятиборцы позвали его к себе. И очень довольны сотрудничеством.

— На Игры отобрались четверо белорусов. Однако Дмитрий Мелях, Станислав Журавлев и Анна Василенок со старшим тренером Валентином Роговым готовилась в Польше. А ты не жалеешь, что осталась дома?

А.П. Нет. Мы взвесили все “за” и “против”. Обычно перед Олимпиадой либо работают дома, либо едут в привычное место. В польском Джанкове никто из нас до этого не бывал.

М.П. Причем наши руководители, как всегда, спохватились поздно. Поэтому команде пришлось там жить далеко от комплекса и много времени проводить в пути то в столовую, то на тренировки.

А.П. Аня Василенок рассказывала, что эти переезды дались тяжело. Приедут в бассейн и ждут своей очереди, а пойти отдохнуть некуда. А мы жили в санатории “Зеленый Бор” под Минском: отличное питание, тренажеры, баня, сложная пятикилометровая трасса, Ратомка с ее верховой ездой — все рядом. Одновременно на месте мне предоставили целый комплекс лечебных процедур: лазер, магнит, лимфодренаж. И боль в колене, которая постоянно меня беспокоила, поутихла.

М.П. Такого мы не получили бы ни на каком другом сборе. Мы не в первый раз проводили УТС в Зеленом. Несколько лет назад после аналогичного сбора я стал чемпионом мира. Результат говорит сам за себя. Поэтому поддержал решение нашего тренера Анатолия Дмитриевича Ткаченко готовиться к Олимпийским играм дома.

Терпеть боль

— Ваш товарищ Александр Лесун, выступая за Россию, занял на Олимпиаде 4-е место…

А.П. Он очень сильный спортсмен, чемпион мира. Причина безмедалья в Лондоне проста: Сашу накануне перегрузили стартами, их было слишком много: все этапы Кубка мира, финал, Кубок Кремля… Элементарно не хватило времени восстановиться.

— Перед Играми Лесун дал интервью российским СМИ и заявил, что Беларуси он оказался не нужен (http://www.pressball.by/ news/olimpiada/111618).

А.П. Правильно. Здесь его сочли больным. А в Москве обследование показало, что все проблемы Саши с сердцем — врожденные, которые не мешают занятиям спортом.

М.П. За своих спортсменов надо бороться. Мое мнение, его отъезд — это показатель нездоровой обстановки в белорусском пятиборье. Мы подробно об этом рассказывали после Пекина (“Такова суПРОТИВНАЯ жизнь. Трезвый взгляд на пятиборье”, “ПБ” от 22.10.2008). И история Лесуна родом из тех времен. Этот достойный и талантливый спортсмен должен был выступать за нашу страну, однако ему в Беларуси перекрыли все дороги и пути. Считаю, если бы у нас была “живая”, действующая федерация, здоровый климат в команде, все было бы нормально. Однако у нас все было завязано на Рогове, который в то время занимал пост главного тренера. Он построил систему под себя и убирал любого конкурента, который хотя бы на миллиметр приближался по уровню к его ученикам. Конечно, Валентин Ефимович никогда не признается в этом, потому что убирал он не в прямом смысле слова, а создавал такие условия, что талантливые, но чужие ему ребята либо заканчивали карьеру, либо переходили в его группу. Если не выходило по его, то, по моей версии, просто ставил палки в колеса, как случилось и с Лесуном, который очень быстро и опасно для учеников Рогова прогрессировал.
Если же абстрагироваться от личности Валентина Ефимовича, то эта ситуация — отражение проблем в руководстве нашим видом спорта. Нет единства. Нет заинтересованности в развитии. Мы дошли до того, что на чемпионате страны даже мужские полуфиналы хилые до неприличия. Некоторые регионы вообще перестают привозить своих ребят. Наши успехи на международной арене остаются незамеченными в СМИ, федерация с журналистами никак не контактирует. Рекламы виду спорта нет, поэтому и занимающихся все меньше. То есть все последние годы идет деградация. В руководстве мы не видим людей, заинтересованных в развитии…

А.П. …в результатах, медалях…

М.П. А есть группка, для членов которой, как нам кажется, какая-то своя меркантильная выгода превыше всего. За своего ученика, за которого получают копеечку, они глотку порвут, поменяют критерии отбора, как опять случилось, например, в прошлом году. И только вмешательство министра и помощника президента позволило восстановить справедливость, на которой настаивал наш тренер Анатолий Ткаченко…
Знаете, в Беларуси отличные условия для занятий пятиборьем. Наверное, лучшие в Европе! Но отношение к спортсменам… Вот, казалось бы, мелочь: международная федерация после Пекина поменяла правила, надо приобрести новое оружие. Насте и Меляху купили пневматические пистолеты. Но ведь нужны еще лазерные насадки к ним, специальные мишени. А о них забыли! И я не могу понять: то ли вследствие нерасторопности гостренера Игоря Иванова, то ли пробелов в работе вышестоящих лиц. Но знаю, что все идет с низов. Если там не переживают за дело, не тормошат, не подстегивают, то и наверху никто о нас не вспомнит. Они просто знают, что в безвыходной ситуации спортсмены все купят сами.
Однако нельзя же постоянно на нас выезжать. Например, когда я стал чемпионом мира и получил президентскую стипендию, меня начали ею попрекать. Но мы же не шикуем, у нас до сих пор нет собственной квартиры…

А.П. А еще беспокоят колено, спина, сердце. Необходимы дорогие лекарства, на которые приходится раскошеливаться самим. И с этими проблемами мне потом жизнь доживать! А чиновники постоянно тыкают в нашу зарплату.
В других видах спорта команды месяцами сидят за рубежом, а пятиборцы тренируются дома и ничего сверхъестественного не требуют. Мне же только ставят условия: “Ты сначала покажи результат, а потом мы тебе будем давать”. Я говорю: “Извините, но на рибоксине и чае “Каркаде” я не побегу!”

М.П. Мы из своего кармана оплачиваем спортивное питание, лазерные системы, клинки, плавательные костюмы… И ведь речь идет о высшем звене национальной команды!

А.П. Мы с тренером подсчитали, что за два года я и Миша вложили в спорт 7,5 тысяч долларов! При этом другим спортсменам экипировку выдает та же городская ШВСМ, они ходят и смеются над нами: “Ха-ха-ха, у вас ничего нет, а у нас, простых смертных, есть!”

М.П. Болеть надо за спорт. И ценить своих спортсменов. Этим же чиновникам отчитываться за нас. Ну неужели они не понимают, что когда у членов команды все хорошо, то и у федерации все будет прекрасно?!

А.П. Приведу простой пример. Приехали мы в мае этого года на чемпионат мира в Рим. Поселились в гостинице, где первые этажи благоустроили, положили ортопедические матрасы и так далее, а на верхних этажах остались пуританские условия. Тренеры выбрали себе комфортный номер. А девочек поселили в комнате, куда ремонт еще не добрался.
Представьте: в узкую келью втиснуты полшкафчика, на котором мы даже вещи не могли развесить, две кровати и раскладушка. А у Тани Елизаровой три грыжи межпозвоночных, у Ани Василенок и спина болит, и колени. Я тоже постоянно с позвоночником мучаюсь, не знаю, как от блокад спастись.
Подхожу к гостренеру Игорю Иванову, прошу решить вопрос с нашим переселением. Он отвечает, что возможности нет. Тогда предлагаю: “Давайте поменяемся комнатами. Нам завтра выступать, надо отдохнуть, выспаться”. И что думаете? Они тянули до ночи. Мы уже валились с ног. Я снова пришла к гостренеру, поблагодарила за заботу и сказала, что это выступление на чемпионате мира будет на его совести. Иванов покраснел, помолчал. Сообщил, что он руководитель делегации и приехал за свои деньги, что уже полежал на своей кровати и поэтому будет на ней спать.

— Кошмар!

М.П. Вы представляете, какое руководство у пятиборья? При этом когда результат есть — они рапортуют, что это их заслуга. Когда его нет — виноваты спортсмены.

А.П. Раскладушку мы выбросили из комнаты, Аня Василенок спала на полу. Гостренер сказал: “Девочки, вот вы достигнете моих высот, тогда и будете командовать, распоряжаться, кому и где жить и как мне поступать”
На чемпионате мира я финишировала седьмой, завоевала именную олимпийскую лицензию. И те, кто отлично выспался на ортопедических матрасах, как ни в чем не бывало бросились ко мне с распростертыми объятиями…
А незадолго до Игр мы с Мишей стали чемпионами Европы в эстафете. Только вернулись, я случайно узнаю, что назавтра президент провожает олимпийцев во Дворце Республики. Но меня никто на встречу не пригласил! Иначе я обязательно бы пришла, надела бы старый костюм с прошлой Олимпиады.

— Почему старый?

А.П. Новый не успели пошить. Ладно, к президенту не пригласили, я поехала в Слуцк к сыну. Передохнув дня три, вернулась в Минск, чтобы продолжить подготовку. Аня Василенок спрашивает: “Слушай, ты спортивную экипировку хочешь получить? А то склад уже закрывается”. Как? Мне же из руководства никто не говорил. Спрашиваю своего тренера Анатолия Дмитриевича, он тоже не в курсе.
Приезжаю в экипировочный центр. Там интересуются: “Ну что? На мужа будешь форму получать? У нас маленьких размеров уже нет!” Я говорю: “Вы издеваетесь? А кто на Олимпиаду едет — я или муж?” Выяснилось, что еще пару дней назад были все размеры. Разобрали. Приходил Рогов со своими спортсменами, экипировался. А нам с тренером ничего не сказал…
Положенный комплект олимпийской экипировки я так и не получила. Что-то наскребли, искали по всему складу. Штаны подвернула на талии и махнула рукой — сойдет! На выступлении в Лондоне это все равно никакого влияние не оказало. Только на настроение…

— Настя, какие планы на ближайшее четырехлетие?

А.П. Мы с Мишей мечтаем о втором ребенке. Надеюсь, у нас получится. А потом, уверена, сил хватит подготовиться к Рио-2016. Хочется реализовать все задуманное. Дай бог, чтобы выдержала спина. Буду постоянно тренироваться и закачивать мышечный корсет. Мне подобрали упражнения, которые помогли последние три месяца перед Олимпиадой готовиться почти без боли. Впрочем, терпеть боль я уже привыкла…

Нашли ошибку? Выделите нужную часть текста и нажмите сочетание клавиш CTRL+Enter
Поделиться:

Комментарии

0
Неавторизованные пользователи не могут оставлять комментарии.
Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь
Сортировать по:
!?