БФФ. Пресс-конференция. Собака лает, Сафарьян идет

22:27, 1 октября 2012
svg image
1851
svg image
0
image
Хави идет в печали

Диалог с журналистами продолжался почти полтора часа — как футбольный матч, только без перерыва. Так долго со СМИ федерация не общалась, кажется, никогда.

Трещотки и хлопушки

Пресса тоже хороша. Собралась под высокими “домфутбольными” сводами в редкостно большом количестве. Газетчики и интернетчики, телевизионщики и радийщики, новостники и аналитики, постарше и помоложе, мужеского пола и женского — кого только не вобрали в себя гостеприимные стены федерации. К главному тренеру сборной на аудиенцию народу ходит в разы меньше, а здесь вдруг как медом намазали.
Однако немудрено: это на бумаге поводом для пресс-конференции служила подготовка сборной к отборочным матчам — в действительности казенные формулировки скрывали множество скандальных тем. Дороговизна билетов для трудящихся. Средневековый сервис стадиона “Динамо”. Бесцеремонный милицейский досмотр. Бойкот матчей фанатским сообществом “Б-12”. Истеричная реакция БФФ на этот бойкот. И медленное сползание имиджа федерации чуть ли не до уровня знаменитой федоровской ”авиации“.
Сафарьян вошел в зал первым, сказал бодрое “здравствуйте” и хозяйски занял место в центре стола. По правую руку от зампреда расположились гражданские лица — гендиректор БФФ Андрей Сидореня и директор стадиона “Динамо” Юрий Криводубский. По левую воссели люди служивые — замначальника главного управления охраны правопорядка МВД Владимир Станилевич и замначальника милиции общественной безопасности ГУВД Мингорисполкома Максим Грищенко. Очевидно, что, устраивая мероприятие, Дом футбола решил закрыть каждую тему авторитетным мнением профессионала.
Высокий градус пресс-конференция набирала медленно, но верно. Началось все, как и положено, со вступительного слова главного действующего лица. Говорил Сергей Вагаршакович долго, зычно и о многом. Во-первых, о цели собрания. Цель, естественно, оказалась святой: “Обратиться к болельщикам с просьбой прийти на стадион и поддержать национальную команду”. Во-вторых, об условиях для публики на многострадальной динамовской арене — “трижды руганной, трижды воспетой”. Как поведал докладчик, на стадионе, который “не соответствует современным требования”, будет сделано все возможное для комфорта зрителей. Конкретно: а) “Поскольку старые сиденья на трибунах уже невозможно отмыть тряпкой и мылом, их снабдят специальными пакетами, которые можно использовать, чтобы не испачкаться”; б) “Каждому болельщику при входе в сектор волонтеры бесплатно выдадут программу матча”; в) “В горисполком нами отправлено письмо — с просьбой организовать на стадионе 20 точек общепита, дабы люди могли перекусить и согреться чаем или кофе”.
Планирует БФФ и некоторое ноу-хау в части звуковых эффектов. “Я еще не знаю, как это правильно назвать, — повел плечами Сафарьян. — Трещотка или хлопушка… Но мы каждому болельщику выдадим специальное приспособление, чтобы он смог громко поддерживать сборную”. От слов зампред попытался перейти к наглядной демонстрации. “Андрей Анатольевич, покажете, как оно действует?” — обратился к Сидорене. “У меня с собой!” — бойко ответил тот. В итоге сошлись на том, что звучание загадочной трещотки публика услышит по окончании пресс-конференции. Обещание, однако, осталось невыполненным — о нем банально забыли. И слава богу. Не хочется раньше времени знать, децибелы какой разрушительной силы способно исторгнуть из себя новое изобретение БФФ. И тем более не хочется представлять, какая звуковая мутация образуется, если скрестить сафарьяновскую трещотку с невыгласовской дудкой.

Милиция нас бережет

В конце затяжного вступительного спича затронул Сергей Вагаршакович “болезненный вопрос” — тот, что касается входа граждан на стадион. Со своей стороны зампред сообщил немногое. Сказал, в частности, что в день игры все до одного входы и выходы на “Динамо” “будут открыты”. Что досмотр милиционеры проведут “как на “Минск-Арене” и “без предвзятости”. И что болельщики должны воспринимать сию процедуру ровно так же, как “мы относимся к проверкам в аэропортах и в других местах, где речь идет о безопасности”.
Далее благодатную тему эксплуатировали сплошь профессионалы. Вопросы им подсыпали щедро, но они держались стойко и отвечали по уставу. “То и дело звучат мнения, что досмотр на стадионе унижает честь и достоинство людей. Как вы воспринимаете подобные упреки?” — был, например, такой камень в милицейский огород. Камень этот снял с души представитель МВД Станилевич — положив локти на стол, он выступил с короткой лекцией о принципах работы милиции с населением. Конспект лекции таков: сотрудник органов внутренних дел действует в соответствии с законодательством — он должен быть “корректным и вежливым” — его работу “жестко контролирует” руководство МВД и ГУВД. А если кто-то наивно полагает, что милиционер не прав, то истину всегда можно поискать в прокуратуре и даже в суде.
Для пущей ясности “лектор”, по всем правилам, прибегнул к позитивному примеру. Позитивным примером, по всем правилам, снова оказалась “Минск-Арена”: “Зайдите на сайт КХЛ или хоккейного минского “Динамо”. Почитайте отзывы о нашей работе. А там мы каждый раз досматриваем по 15 тысяч человек. Да, возможно, на “Арене” лучше условия. Но на хоккей и люди приходят раньше. А это важно. Почему-то на футбол все приезжают за полчаса до начала и считают, что они обязательно должны успеть на трибуны к стартовому свистку. Но на “Динамо” всего четыре входа — и они ничем не оборудованы. На “Минск-Арене” же — для сравнения — 31 вход и на каждом установлен стационарный металлодетектор. А досмотр необходим — таковы требования безопасности. Вот и создаются очереди. Если станут болельщики приходить на “Динамо” часа за три до начала — уверен, что никакого столпотворения не будет”.
В общем, как ни крути, а от прощупывания и просвечивания почтенных зрителей милиция, которая нас бережет, не отступится. И с цветами болельщиков на входе встречать не будет. Тем более что среди тех исправно попадаются злостные нарушители. “Вы постойте как-нибудь на контрольно-пропускном пункте от начала и до конца, — подарил журналистам творческую идею Станилевич. — Увидите все что угодно. И утюг, и шприц, и ножницы. С чем только люди не приходят! Изымаем все, конечно. Предлагаем сдать в камеру хранения”.
Ножницы — это, разумеется, зло, но если смотреть шире, то легко прийти к сенсационному выводу. Кажется, все проблемы по линии “милиция — болельщик” у нас исчезнут не раньше, чем будет реконструирован стадион “Динамо”. Этот “ровесник Суворова” с четырьмя входами, который давно отжил свое, безнадежно отстал от времени и теперь будто мстит 21-му веку всеми фибрами оскорбленной старости. Благо недолго осталось мучиться старичку — уже 1 декабря его закроют на ремонт, а что из этого выйдет, рассказал журналистам директор арены Криводубский: “После реконструкции “Динамо” будет присвоена четвертая — высшая — категория УЕФА. Вместимость расширится до 41 тысячи мест. Входов, естественно, станет больше. Их оборудуют электронной системой пропуска, а механический счетчик определит общее количество зрителей на матче. Это самая современная система. Покинуть трибуны болельщики также смогут быстро. Есть такой международный норматив — после матча стадион должен опустеть за 20 минут”.

Позор врагам народа

А дальше подали горячее. Или жареное — как говорят те, кто причисляет журналистику ко второй древнейшей профессии.
Началось с того, что Сафарьяна попросили лишний раз прокомментировать историю с призывом фанатов “Б-12” бойкотировать матчи сборной. Зампред БФФ вроде как не захотел поминать старое (“свое отношение к этому я уже высказывал”), но в итоге все же не отказал себе в удовольствии заклеймить позором врагов народа. К таковым самые активные и многолетние болельщики национальной команды были причислены фактически прямым текстом: “Те, кто выступает с подобными инициативами, идут против сборной — и, значит, против своей страны”. Из журналистских рядов возразили: “Но у болельщиков, если они чем-то недовольны, есть лишь один способ протеста — голосование ногами. Сегодня они именно так и голосуют — и не против сборной, а против федерации. В результате мы имеем конфронтацию, к которой БФФ так или иначе, но руку приложила…” Сафарьян вздохнул, предложил: “Что ж, давайте посмотрим, к чему приложила руку федерация…” — и взял встречный курс…
(Но прежде чем озвучить “оправдательную речь” Сергея Вагаршаковича, стоит поделиться некоторым глубоко личным наблюдением. Кажется, первый зампред БФФ — человек исключительной убежденности в собственной правоте. В этой убежденности он искренен — и свою точку зрения готов отстаивать пламенно, воинственно, с блеском в глазах и до победного конца. Все это было бы очень здорово, кабы бы не одно “но” — кабы мнения принципиально иного не придерживалось, рискнем сказать, большинство футбольных людей Беларуси. В том числе профессионалов. В том числе болельщиков. В том числе журналистов. В том числе — что важно — игроков национальной сборной, которые фанатов “Б-12” врагами народа, мягко говоря, не считают).
И вот Сафарьян борется против большинства — и, в частности, пеняет “Б-12”: “Почему для бойкота выбран матч с испанцами — мне непонятно. Задаюсь этим вопросом — и не нахожу ответа. Что мы хуже сделали в этот раз по сравнению с прошлым годом? Пропуск на трибуны будут осуществлять одни и те же сотрудники МВД. По общепиту и чистоте сидений предпринимаются те же меры, что и раньше. Сборная сыграет на том же стадионе. Почему акция фанатов случилась именно сейчас? Может, кто-то знает? Они против страны голосуют. Я считаю именно так. Потому что объект протеста выбран неправильно!”
Правильный объект протеста Сергей Вагаршакович определил незамедлительно: “Пусть они выступают против меня. Можно прийти ко мне в кабинет и не дать работать. Эту акцию я пойму. Можно проткнуть шины моей машины. Это тоже будет понятно”. В общем, от законопослушной публичности — на будущее — “Б-12” предложено перейти к мелкой уголовщине. Прислушаются ли фанаты к такой инициативе — покажет время.

Истина в цене

А пока Сафарьяну напомнили о главной причине бойкота — завышенных ценах на билеты. В ответ зампред сделал удивленное лицо: “Насколько я понял, суть там в другом. “Б-12” говорит, что деньги на билеты у них есть — не устраивает сервис и досмотр”. Увы, в зале не нашлось никого, кто процитировал бы лидера фан-движения Андрея Поляка, который на неделе в интервью “ПБ” говорил без обиняков: “Предложенный ценник — это спекулятивные действия федерации, направленные на выгребание денег из кошельков болельщиков”. Ну да ладно — на убежденность второго человека БФФ в собственной правоте такое уточнение едва ли бы повлияло.
А в адекватности прейскуранта он уверен: “Цены на билеты мы формировали, исходя из опыта. Брали за основу матч сборной с французами, игры Лиги Европы в Гомеле, прошлогодние лигочемпионские поединки БАТЭ… Единственное существенное отличие от той практики — стоимость пакета в сектора за воротами. Теперь она другая. Но мы ее повысили только потому, что раньше эти билеты выкупались — и потом успешно перепродавались по завышенной цене. То есть люди отдавали деньги спекулянтам. Вот поэтому мы и подняли нижний предел. Все остальное сопоставимо с теми матчами, о которых я сказал”.
Неприкрыто восхищаясь маркетинговой предусмотрительностью БФФ, кто-то из журналистов поинтересовался, на какую аудиторию в игре с чемпионами мира и Европы рассчитывает федерация. Ответ был таким: “Работаем над тем, чтобы количество зрителей было не меньшим, чем на поединке с французами”. На французов, напомним, народу пришло — 26 тысяч с половиной. То есть трибуны не были заполнены и на три четверти. Отчего БФФ не работает над тем, чтобы по случаю приезда лучшей сборной планеты на “Динамо” случился аншлаг, осталось невыясненным.
Впрочем, явная и чрезмерная ориентация на получение коммерческой выгоды в упрек федерации поставлена все же была. “Не кажется ли вам, что при формировании цен на билеты БФФ должна иметь в виду не только экономические резоны, но и социальные? В конце концов сборная не клуб, Дому футбола она не принадлежит, эта команда — достояние страны. Футболисты здесь играют за идею — так, может, более “идейным” должен быть и “прайс”?” На секунду задумавшись, Сафарьян неожиданно согласился — но только в одном: “Безусловно, сборная — достояние страны”. В остальном заместитель председателя гнул свою — и только свою — линию: “На мой взгляд, вы не совсем корректно представляете ситуацию. Большинство детей у нас не в клубах становятся футболистами. Расходы за проведение детско-юношеских соревнований ложатся на БФФ. А в национальной команде у нас объявлены премиальные. И отношение к ней федерация не поменяла ничуть: на игры футболисты летают чартерами, сборы проводятся на прежнем уровне. И если сборная не должна приносить доход — то чем тогда, простите, покрывать затраты? Тем более матчи с соперниками не топ-уровня прибыли не приносят! С Грузией, Финляндией, Люксембургом — это все убыточные игры. Так почему мы должны отказываться от выгоды, которую сулит встреча с испанцами?!”

Игра покажет

Последняя реплика Сергея Вагаршаковича звучала бы риторическим вопросом, если бы из зала не прилетело: “А телеправа?” “Что-что? Еще раз…” — переспросил Сафарьян. И получился любопытный диалог: “Вы ведь получаете деньги за реализацию телеправ на показ матчей сборной?” — “Получаем…” — “Разве эти средства не покрывают всех расходов на проведение игр?” — “Покрывают…” — “Ну вот видите…”
Казалось, уж тут-то зампред не отвертится — и к слову “прибыль” таки прибьется приставка “сверх”. Ведь продажа телеправ матчей сборной — это изрядная доля бюджета БФФ, это, пардон, счет на миллионы долларов. На фоне каковых нежелание установить “социальную” цену в сектора за воротами — не выглядит ли крохоборством?.. Но нет — Сафарьян так не считает: “У нас есть сборные, которые никогда не будут приносить доход. Это U-15, U-16, U-17 — и так далее вплоть до “молодежки”. Единственный источник прибыли — национальная команда. Почему мы должны отказываться от этого источника?..”
“А сколько стоит организация среднестатистического матча сборной?” — возникло любопытство в рядах прессы. “Около полумиллиарда рублей, — возник ответ из ”президиума“. — Но это без учета премиальных игрокам и их проезда из клубов и обратно”. “А премиальные у вас какие?” — следующий вопрос. “За победу над Испанией — 10 тысяч долларов на футболиста,” — следующий ответ.
Ко второму часу полемики накал страстей стал помалу спадать. И сообщение гендиректора Сидорени о проданных “порядка 1300 пакетах” на испанско-грузинские матчи отклика в аудитории не нашло. Как и твердое обещание федерации ни в коем разе не прибегать к методике директивного заполнения трибун: “Ни на одном из матчей, что нами проводились, мы этими методами не пользовались”.
На том все и кончилось — за окнами уж стали сгущаться скорые осенние сумерки. “Всем спасибо, — сказал отбивший все удары первый зампред БФФ. —- Еще раз прошу: донесите до людей нашу просьбу прийти на стадион и поддержать сборную”. “И пусть приходят пораньше!” — добавил милиционер Станилевич. “И без утюгов!” — хохотнул командовавший парадом пресс-атташе БФФ Александр Томин.
Что ж — донести дело нехитрое. И самое, кстати, верное — пожалуй, лишь болельщик даст ответ, кто прав, а кто лев во всей этой истории с билетами-бойкотами. Посему так и запишем: если будет 12 октября на “Динамо” “биток” — значит, все правильно рассчитали в Доме футбола. Ну а если нет — то на одну 10-миллионную страну в центре Европы можно будет навесить ярлык глухой провинции, не способной собрать полные трибуны в день приезда Хави, Иньесты и прочих Касильясов.
В общем, поживем — увидим, как говорила мама Жени Лукашина.

Нашли ошибку? Выделите нужную часть текста и нажмите сочетание клавиш CTRL+Enter
Поделиться:

Комментарии

0
Неавторизованные пользователи не могут оставлять комментарии.
Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь
Сортировать по:
!?