Грузинская легенда. Реваз Дзодзуашвили: за новое правительство!

21:43, 9 октября 2012
svg image
3481
svg image
0
image
Хави идет в печали

Не зря его регулярно приглашали в сборную СССР, в составе которой он выступал на чемпионатах мира, Европы, а также Олимпиаде. Завершив игровую карьеру, Реваз Михайлович стал известным тренером. Он возглавлял сборные Грузии и Латвии, а также полтора десятка клубов — в основном с постсоветского пространства. Сейчас Дзодзуашвили 67 лет, но его голос по-прежнему бодр и энергичен. “Конечно, дорогой! Готов ответить на любые вопросы!” — воскликнул авторитетный специалист с неповторимым грузинским акцентом, едва узнав, что ему звонит журналист из Беларуси. И за сорок минут беседы поведал немало интересного.

— Реваз Михайлович, чем вы сейчас занимаетесь?
— Живу в Тбилиси. У меня своя футбольная школа, академия. Правда, не совсем такая классная, как бывают в Европе. Воспитываем молодежь в диких условиях улицы! Знаете, в Грузии нынче очень тяжелое политическое и экономическое положение. Поэтому начинаем с улицы, чтобы потом добиться большего. К сожалению, нынче грузинскому футболу гордиться нечем. Но я передаю новому поколению свой богатый опыт.

— Когда футбол в вашей стране вернется на былые высоты?
— Сейчас к власти в Грузии пришли новые руководители, которые любят и ценят футбол. Они должны восстановить традиции. Ведь у тех, кто был раньше, не осталось ничего святого по отношению к спорту и футболу. О политике я не могу судить, но к моей любимой игре относились страшно. Мы как-то выкручивались, жили футбольной жизнью. Но, знаете, я всю жизнь занимался спортивной деятельностью. А в последние два года никого не тренирую. Наши руководители дошли до того, что игроки, проведшие 50, 70, 80 матчей за сборную СССР, оставались без работы. Вот вам и вся наша политика. Посмотрите на этих деятелей, которые находились у власти! Никак не скажешь, что кто-то из них занимался физкультурой хотя бы в школе.

— Имеете в виду Михаила Саакашвили?
— Да, и всю его команду. А сейчас к руководству пришли люди, для которых спорт — фундамент жизни. Среди них много спортсменов — борцы, футболист Каха Каладзе. А то при прежней власти нашего брата, наоборот, убирали с глаз подальше. Георгия Деметрадзе ни за что упекли в тюрьму, Каладзе тоже хотели посадить. Такая вот у Саакашвили политика.

— Давайте поговорим о футболе. Скоро сборная Грузии приедет в Минск…
— Смотрел встречу наших команд в Тбилиси — она была больше ничейной. По голевым моментам белорусы могли и победить. Но не зря говорят, что дома даже стены помогают. И мы взяли три очка. У вас слабо сыграл правый защитник — Окриашвили его задергал. Хотя физически, технически, в плане индивидуального мастерства у сборной Беларуси было преимущество. Но так случается: гости выходили один на один — и не забили. Да и наш вратарь потащил два-три мяча. А вот в Минске, мне кажется, белорусы возьмут верх. Это оценка всего того, что я видел. Хотя иногда футболисты могут сыграть за себя и того парня. Сейчас, может, выступят еще и за новое правительство! Ведь в нем, как я уже сказал, большое количество спортсменов. Ну а белорусский футбол на правильном пути. Думаю, шансы — 60 на 40 в вашу пользу.

— Вы когда-нибудь работали с нашими игроками?
— Да, кажется, в “Алании”, “Уралане”, в Казахстане… У меня много друзей в Беларуси. Тот же Байдачный, мы хорошо общаемся. Я всегда был очень близок к белорусскому футболу, глубоко ценю его. Играл еще против Малофеева, Мустыгина, Адамова. Какая была связка Малофеев — Мустыгин, настоящий мотор! У вас всегда зажигались звезды, и сейчас тоже. Хотя после распада СССР ваш футбол немного обеднел. Но я постоянно слежу за белорусскими командами. Особенно когда они приезжают на сборы в Турцию. Это ведь от Грузии недалеко. Сейчас еще смотрел, как БАТЭ выступал в Лиге чемпионов. Вы на верном пути! Даст бог, все будет хорошо.

— Вам довелось тренировать команды во многих странах бывшего СССР: в Грузии, России, на Украине, в Литве, Латвии, Казахстане, Азербайджане. Как же это не удалось поработать в Беларуси?
— Были наметки! Но это только сейчас у меня пауза, а раньше все время был при деле. Хорошо знаю ваш футбол, горжусь им — и тем, что при Союзе, и нынешним. Если какой-то белорусской команде придется трудно и она захочет пригласить меня — всегда готов вывести ее на верный путь! Вы не найдете клуб, который я не поднял бы на пять-шесть мест в таблице! Как закончил выступления в 1976 году, сразу решил: буду тренером. В ту пору еще немного занимался судейством, чтобы обогатить себя, получить новый опыт. А потом возглавлял разные команды, в последние годы — в Казахстане, Азербайджане. И там добился успехов: азербайджанский “Туран” оставил в высшей лиге, “Шахтер” из Караганды вывел в еврокубки. Я всегда передаю молодежи свой богатый опыт и ничего не боюсь.

— Интересно, а давно ли вы в последний раз приезжали в нашу страну?
— Года три или четыре назад. Наведывался в Беларусь в качестве скаута. Хотел посмотреть на одного футболиста и понять, может ли он играть за сборную Грузии.

— Вы ведь тоже возглавляли национальную команду.
— Да, причем не только грузинскую, но и латвийскую. У меня хорошие связи в Латвии, я ведь еще был консультантом “Сконто”. Очень многие мои воспитанники, игравшие за эти сборные, потом выступали на чемпионате Европы, защищали цвета сильных клубов. Передавал ребятам все, что почерпнул из советского и европейского футбола, прошлой и нынешней жизни. Везде создавал из разносторонних знаний фруктовый салат — и продолжаю это делать. А если вспоминать мою работу в сборной Грузии, то тогда у нее было два главных тренера — я и Давид Кипиани.

— Кипиани вскоре после этого погиб…
— К сожалению, да. Дато угодил в автомобильную катастрофу. А мы с ним работали хорошо. Многие удивлялись: как это — два тренера у команды? Но Кипиани был настоящим политиком. Умел общаться с руководством, что тоже необходимо. К тому же он учил игроков атакующему футболу, а я — оборонительному. Сообща мы создали крепкую цепь. Кстати, в тот год, когда Дато разбился, тоже трудились с ним вместе — в кутаисском “Торпедо”.

— Многие славные грузинские футболисты рано ушли из жизни. Это можно как-то объяснить?
— Действительно… Виталий Дараселия разбился, еще раньше — Шота Яманидзе. И Автандил Гогоберидзе, был такой знаменитый игрок, тоже попал в автокатастрофу. Долго лечился, был прикован к больничной койке… Да, многие спортсмены рано уходили. Но что поделать! Все от бога — сколько и как кому жить. Об этих тайнах я не могу вам рассказать — в отличие от футбольных. Да и чтобы узнать все о футболе, одной жизни мало! Только во второй, может, что-то поймешь.

— Вы провели 49 матчей за сборную СССР. Расскажите об этом подробнее.
— Я горжусь своей спортивной жизнью. Добился всего, на что был способен футболист в Советском Союзе. Выступал за кутаисское “Торпедо” — любимую команду из моего родного города. Затем провел 350 матчей в составе тбилисского “Динамо”, флагмана грузинского футбола. Причем играл без замен. Пять лет защищал цвета сборной СССР — и тоже без замен. На скамейке запасных никогда не сидел! В составе национальной команды выступал на чемпионате мира-1970, Олимпиаде-1972, первенстве Европы того же года, когда мы дошли до финала. Должны были пробиться и на мундиаль-1974, но советскую сборную не пустили играть отборочный матч в Чили. Что ж, судьба такая. Все равно я был участником больших дел. А затем добился успехов и в тренерской деятельности.

— Вы ведь считались мастером по персональной опеке?
— Я был правым защитником и противостоял левым крайним форвардам. А их в то время было много, причем классных. Мне доводилось играть против знаменитого Джорджа Беста, а еще Драгана Джаича, поляков Гжегожа Лято и Влодзимежа Любаньского. Причем всегда выходил из этих дуэлей победителем! Поэтому ценю пройденный в футболе путь.

— А против Пеле не играли?
— Не довелось. Вот с Жаирзиньо — да. И я его тоже нейтрализовал! Но особенно запомнился Бест. Считаю, он входит в тройку лучших британских футболистов всех времен. Как и не менее знаменитый Бобби Чарльтон. Не зря оба в разные годы получили “Золотой мяч”.

— Правда, что на приеме после игры Бест не смог выговорить фамилию Дзодзуашвили?
— Ну нет! Он меня запомнил хорошо и фамилию тоже знал. Мы с Джорджем потом долго дружили. Причем я успешно защищался против него, ни разу не употребив грубого приема!

— В тбилисском “Динамо” вы играли в годы, когда команда оставалась без титулов. Не обидно?
— Тогда главным было попасть в сборную. Это тоже своего рода титул. Все остальное считалось второстепенным. Посмотрите на мою карьеру — я играл против лучших нападающих мира! На чемпионате мира 1970 года меня признали лучшим крайним защитником сборной СССР. Мы с Берти Фогтсом соперничали за звание сильнейшего на этой позиции в мире! Скажите мне, что ценнее — все это или если бы я один раз выиграл чемпионат СССР с “Динамо”? А третьих мест в Союзе и у меня хватало.

— Закончили карьеру вы в 31 год. Потом жалели, что ушли так рано?
— Я девять лет играл без замен. Столько сил отдал, что чувствовал себя истощенным. Стало очень трудно и дальше нести эту тяжесть. А в составе сборной — еще и долгие перелеты в Южную Америку, другие дальние страны. По 12-15 часов. Да и психологически было сложно. В “Реал” и иные иностранные суперклубы в те времена попасть не мог, из Союза нас не выпускали. Стимула оставаться не было. Хотелось пожить в свое удовольствие.

— Читал, что вы были режимным футболистом.
— Верно. Иначе никак. Хотя многим игрокам пришлось сложно после окончания карьеры. Их все знали, они ездили по всему миру — взять хотя бы Стрельцова, Воронина. А прекращали выступления — и все, больше ничего не умели. Так и спивались. Все их наперебой звали в рестораны…

— Грузинских звезд тоже не обошла стороной эта проблема?
— У нас такого не происходило. Может, разве что после развала Союза. Тогда у игроков не было сил хорошо обеспечить себя. Раньше их носили на руках, а потом они бегали за кусочком хлеба. Например, Слава Метревели… Не сказать, что он совсем уж спился, но проблемы были. Психологически парень погиб. Миша Месхи — то же самое. В Минске ведь тоже такое было, да? Помню, Леонард Адамов выпрыгнул то ли с шестого, то ли с седьмого этажа. Знаете, когда футболист на виду, многие лишь прикидываются, что его любят. Стоит ему закончить карьеру — такие “друзья” отворачиваются первыми. И тайных недоброжелателей у звезд навалом…

— Правда, что вы родственники с еще одним славным в прошлом футболистом тбилисского “Динамо” Владимиром Гуцаевым?
— Не кровные, но мы, можно сказать, из одной семьи. Моя супруга — тетя Вовиной жены.

— Почти всю тренерскую карьеру вы провели на просторах бывшего СССР. Но одно время поработали в Саудовской Аравии. Можете рассказать о том времени подробнее?
— Это было в 1999 году. В течение восьми месяцев я работал с клубом “Аль-Иттихад” из города Джидда. Когда ушел, команда шла в чемпионате страны на первом месте. Но там совсем другой образ жизни, своеобразное отношение к европейцам. Не хотят долго держать иностранца. Одеваются, ведут себя совсем не так, как у нас. Нельзя употреблять спиртное, женщинам запрещается водить машину, носить европейскую одежду.

— Что для вас было самым сложным?
— Наверное, язык. Да и вообще нам, воспитанникам советской школы футбола, в таких специфических условиях работать тяжело. В некоторых ситуациях нужно тренироваться два раза в день, а как это можно сделать в таком жарком климате? Если только первое занятие проводить в семь утра, а второе — с восьми до десяти вечера. Но я ушел не из-за этого. Просто меня как раз пригласили тренировать сборную Грузии — и отказаться не смог.

Нашли ошибку? Выделите нужную часть текста и нажмите сочетание клавиш CTRL+Enter
Поделиться:

Комментарии

0
Неавторизованные пользователи не могут оставлять комментарии.
Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь
Сортировать по:
!?