Наш Пуаре. Клаус и Рафаэль: вот и познакомились

21:52, 15 мая 2012
svg image
4586
svg image
0
image
Хави идет в печали

Пуаре, который еще пять лет назад мелькал на экранах с французским флагом в руках, вчера в холле гостиницы появился в одежде с белорусской символикой. Невысокий, щуплый, щетинистый — не сразу признаешь в нем известную личность. Информация, что француз может возглавить мужскую команду, была обнародована в начале апреля. Тогда в это верилось с трудом, а всего месяц спустя Рафаэль уже приступил к тренировкам.
Кстати, он привез с собой календарь УТС, и тот достаточно разнообразен. До начала сезона мужская сборная проведет три домашних сбора — в мае, июле и сентябре. В июне команда отправится в австрийский Хохфильцен, в августе — на высокогорье во Францию, а в октябре — на снег в финский Вуокати. Перед первым этапом Кубка мира в шведском Эстерсунде планируется провести там же и непосредственную подготовку к стартам.
Подчеркнем, что контракт у Пуаре заключен не с федерацией, а с Белорусским клубом биатлона. Его директор Олег Абызов пояснил, что все иностранные специалисты — французы Пуаре и Гонон, немец Зиберт, россиянин Хлусович — с подписанием соответствующих бумаг автоматически становятся сотрудниками-нерезидентами.
Прилюдный обмен подписями проходил в неформальной обстановке и не занял много времени (к слову, по информации “ПБ”, все необходимые документы были подписаны еще накануне, в день приезда Пуаре в Беларусь) — ровно столько, чтобы были сделаны необходимые кадры. После официальных мероприятий Пуаре с Сыманом, ставшим отныне его правой рукой, очутились в плотном кольце журналистов.

Пуаре: медали возможны
Рафаэль ПУАРЕ признался, что его работа в Беларуси устроилась с легкой руки сервисмена Оливье Гонона, который в минувшем сезоне успешно готовил лыжи для нашей национальной команды.

— Рафаэль, как вообще вам поступило предложение стать у руля мужской сборной Беларуси?
— Мой хороший друг работает здесь сервисменом. Он очень хорошо отзывался об условиях. Для начала меня пригласили в вашу страну, чтобы я мог осмотреться, поговорить с людьми. Остались позитивные впечатления. Затем надо было только уговорить мою жену. Это было самым сложным!

— Поможете нашей команде добиться лучших результатов?
— Надеюсь. Сейчас мужская сборная Беларуси заняла, кажется, 13-е место в Кубке наций? Думаю, в следующем сезоне нам по силам войти в десятку, а потом выступать все лучше и лучше. Я только начинаю работу. Надо увидеть, на что способны ребята.

— Знакомы ли с кем-то из них?
— Немного с Новиковым. Когда выступал сам, знал Рыженкова. Но в основном белорусы — новые для меня люди.

— Почему ассистентом выбрали Александра Сымана?
— Для меня было важно, чтобы помощником стал человек, которого я немного знаю. Плюс Сыман говорит по-английски. Я ничего не знаю о местной системе, о том, как здесь работать. Этому предстоит научиться.

— Реально ли нашим биатлонистам завоевать олимпийские медали?
— Думаю, когда команда 13-я в мире, трудно через два года стать первым номером. Чтобы достичь успеха, надо много работать. Но, если будем трудиться упорно, прогресс может стать быстрым. Мне нужны два года. Минимум.

— Требуют ли от вас конкретных результатов?
— В следующем сезоне команда должна занять 8-10-е места в Кубке наций. А еще через год — 4-7-е. Надо быть реалистами. Поэтому-то я и взялся за работу, что мои новые боссы трезво смотрят на вещи. Они не говорят о том, что в Сочи нам нужно золото. Конечно, и медали возможны — если будем хорошо работать и немного повезет. Но я не думаю об этом. У девушек шансов больше: Домрачева — лучшая в мире. У мужчин таких лидеров нет, по крайней мере сегодня. Посмотрим, что будет через два года.

— Вы могли бы работать с любой топ-командой. Почему же выбрали белорусов?
— Для меня гораздо интереснее начинать с низов. Если тренировать, к примеру, норвежцев, то там меньше работы. Они и так хороши. Здесь же есть вызов.

— Правда, что норвежец Тарье Бо теперь будет тренироваться с нашей сборной?
— Честно говоря, даже не знаю. Надо посмотреть, какие у него планы. Но это было бы здорово для команды! Бо — один из лучших биатлонистов в мире. А всегда предпочтительнее заниматься вместе с сильнейшими.

— Насколько для вас важна финансовая сторона контракта?
— Конечно, этот вопрос имел значение, особенно в начале переговоров. Но мне хотелось приехать сюда, посмотреть на инфраструктуру, увидеть возможности, которые есть у спортсменов.

— Сложилось ли у вас уже какое-то впечатление о Беларуси?
— До нынешнего года я никогда не был в вашей стране. Только в России. И, признаюсь, не знал, чего ожидать. Не имел особых представлений. Может, даже был какой-то негатив.

— Связанный с политикой?
— Да… Но, побыв здесь несколько дней, остался приятно удивлен. Рассказал об этом всем своим друзьям — а то ведь они не знают о Беларуси совершенно ничего.

— Вам известно, что председатель нашей федерации Вадим Зайцев — глава белорусского КГБ?
— Да! Я беседовал с ним. Но речь шла только о спорте. Другие вещи меня не интересуют. По-моему, спорт и политика не должны идти вместе.

— Как теперь будете управлять своим гостиничным бизнесом?
— Может, и возникнут определенные сложности. Впрочем, когда я буду уезжать в Беларусь, делами займется жена. А когда вернусь домой, то поработаю сам. Лив-Грете отдохнет.

— А в Беларуси у вас нет деловых интересов?
— Не знаю, пока не задумывался. Для начала надо поработать с биатлонистами. А там будет видно.

— Жена сюда тоже приедет?
— Она сказала, что очень хочет наведаться в Беларусь и посмотреть на страну! Лив-Грете работает на телевидении, так что для нее было бы интересно, скажем, поговорить с Домрачевой.

— Не планируете ли в тренировочном процессе использовать конькобежную арену? Некоторые специалисты это сейчас практикуют.
— Почему нет? Мы будем использовать все комплексы! И коньки тоже. Я уже видел атлетический зал. Условия хорошие, можно работать!

— Знаете ли других наших спортсменов, за исключением биатлонистов?
— Мне известна ваша теннисистка — лучшая сейчас в мире. Очень интересуюсь теннисом. Знаю, что белорусы сильны в гребле. И, кажется, в тяжелой атлетике.

— Сборная Франции по хоккею в понедельник одолела белорусов…
— Да? Ну что ж, молодцы. Раньше-то наша команда особенно не блистала. А вот вашу сборную я видел в прошлый приезд в Минск. Ходил на ее игру со шведами.

— А белорусские футболисты пару лет назад обыграли французов на “Стад де Франс”…
— Не помню такого… Наверное, произошло какое-то недоразумение!

— Дарью Домрачеву действительно считаете номером один в мире?
— Лучшей была Нойнер. Но она ушла из биатлона. И теперь первая — Домрачева. У нее самая совершенная техника в лыжах. И стреляет неплохо, хотя могла бы и успешнее. Думаю, она может оставаться номером один на долгие годы.

— Биатлон изменился с тех пор, как вы завершили выступления?
— Думаю, не особенно. Может, разница в том, что сейчас в соревнованиях участвуют больше людей и стран. И шанс на победу есть у многих. В прежние времена фаворитов было несколько — я, Бьерндален, Свен Фишер. Всего пять-шесть человек. Нынче, может, пятнадцать. А вот техника и скорость стрельбы практически не изменились.

— Что сложнее: выступать самому или тренировать?
— Это разные вещи. Спортсмен думает только о себе. А тренер все время должен что-то давать своим воспитанникам. Сейчас я стал другим человеком, у меня семья, дети. Так что уже привык заботиться о других.

— Жалеете, что так и не завоевали олимпийское золото?
— Да. На Играх я был недостаточно хорош. Хватало проблем, отнимавших слишком много энергии. Вот и не становился первым. В моей карьере случались ошибки…

— Насколько биатлон популярен во Франции?
— Не очень популярен. Люди говорят о нем, но по телевизору не показывают. На родине я могу смотреть гонки лишь по “Евроспорту”. А за него надо платить…

— Вы уже носите кепку с цветами нашего флага…
— Ха, надо же привыкать к стране!

— Чувствуете себя немного белорусом?
— После одного дня не могу сказать. Мне надо время!

Сыман: страха нет
Второй тренер мужской национальной команды Александр СЫМАН, завершивший карьеру спортсмена прошлой весной, сейчас выступает в новом амплуа. Молодой специалист рассказал, как попал на эту должность и что ждет от сотрудничества с восьмикратным чемпионом мира:
— Недавно проходил тренерский совет, на нем предложили мою кандидатуру. Спросили мнения спортсменов, их озвучили и меня утвердили.

— На этом совете кандидатам в помощники француза предлагали написать авторефераты…
— Меня знают как спортсмена, всем известно мое отношение к спорту. Люди, предлагавшие кандидатуру Сымана, отталкивались от этого.

— Что ждете от сотрудничества со звездным напарником?
— Абсолютно солидарен с ним по поводу ожидаемых результатов. То, что он сказал, все очевидно и правильно. Не нужно ждать супердостижений, если в данный момент мы на сороковых местах. Если будем подбираться к первой двадцатке, это будет отличный результат. На самом деле два года — не такой большой срок для подготовки спортсменов. Хотелось бы поработать больше. Думаю, к Олимпийским играм подойдем в лучшей форме — за два года это сделать вполне реально. Будем ждать результатов, возможно, максимальных.

— Рафаэль следил за результатами белорусов?
— Думаю, обращал внимание. С завершением карьеры он продолжал наблюдать за биатлоном, анализировал, был в курсе событий. Я помогу ему составить индивидуальный план подготовки для каждого спортсмена.

— Александр, у вас нет тренерского опыта. У Рафаэля стаж тоже небольшой. В такой ситуации вам не страшно браться за восстановление команды?
— Я не до конца реализовал свои возможности как спортсмен. Всегда искал, к чему бы еще применить навыки. Думаю, тренерская работа мне поможет добиться максимального результата. Для меня это очень интересное направление, никакого страха не питаю.

Альберс: проведем ревизию
Отныне гостренером мы официально именуем Юрия АЛЬБЕРСА, контракт которого с Минспорта действует до Олимпийских игр 2014 года.

— Юрий Юрьевич, на заседании тренерского совета 26 апреля не было принято никаких решений по выстраиванию тренерской вертикали в мужской команде (от основной до резервной) — ждали Пуаре.
— Да, тормозил именно этот момент. Кандидатуры тренерским советом были названы. И всем предложили написать резюме или автореферат. Такие аналитические записки подали пять человек. Мы их рассмотрим и в ближайшие три дня выстроим вертикаль, потому что тянуть уже некуда. В этих рефератах есть и интересные мысли, а есть просто вроде “я имею разряд по борьбе, по легкой атлетике, чемпион Первомайского района по плаванию”, по работе же — ничего. А сроки поджимают. В РЦОПе уже списки необходимо подавать. Да многое чего навалилось. И по учебе в Высшей школе тренеров уже все обговорили, составили список из одиннадцати человек. Кстати, у ректора ВШТ есть наработки по лицензированию. Будем проводить ревизию тренерских кадров. Надо сдвинуть наш биатлон с точки временного стояния. Хотелось бы, чтобы все заработало!

— Вы сказали, что рефераты написали пять человек. А сколько фамилий назвали французу, чтобы он выбрал себе помощника?
— Я не присутствовал на первой встрече в апреле, но в понедельник Пуаре озвучили фамилию Сымана, и он тотчас согласился: “Да, хорошо”. Рафаэль с Сашей сразу дружно и заинтересованно стали беседовать.

— А как у Александра со знанием английского?
— Ну, общаются же. Пару часов сейчас перед пресс-конференцией сидели в комнате, разговаривали. К слову, один из пунктов программы на ближайшее время — провести учебу тренеров иностранному языку. Вопрос уже практически решен.
Что касается спортсменов, то Женя Абраменко владеет языком, да и другие ребята, думаю, справятся. Мы же к Зиберту специально переводчика не приглашали. Разговорным языком должен владеть каждый уважающий себя спортсмен. Притом мое мнение — это тренер должен знать язык своей команды. Я же когда в Польше работал — выучил…

Любопытно, что когда основной шквал вопросов спал и Пуаре, наконец, свободно вздохнул, он поинтересовался у Сымана: “Есть ли у тебя карта Раубичей?”… Куда поведет знаменитый француз белорусский мужской биатлон, увидим совсем скоро. Ведь время летит очень быстро.

Бергер: смотреть в будущее
Тем временем спортивный директор ИБУ австриец Франц БЕРГЕР, прилетевший в Беларусь на один день, сидел в кабинете директора ОСК “Раубичи” Андрея Асташевича. За тем же столом примостились представители “Минскгражданпроекта”, авторы проекта реконструкции комплекса. Олимпийский чемпион Александр Попов выполнял функции координатора и заодно переводчика. Бергер прибыл по приглашению нашей федерации биатлона.

— Франц, много ли пришлось вносить коррективов в белорусский проект?
— Я посмотрел план, и мне он показался очень хорошим. Кое-какие изменения мы сделали и надеемся построить здесь отличный международный центр для соревнований. Конечно, спорт сейчас сильно прогрессирует. В современном биатлоне к подобным комплексам предъявляются очень высокие требования. Везде инфраструктура развивается, и при реконструкции все должно быть учтено.

— А какой из биатлонных стадионов мира можно назвать самым современным?
— Сложно сказать однозначно. В мире много отличных комплексов. Например, Рупольдинг после реконструкции можно назвать эталоном. В Тюмени тоже появился новый стадион с прекрасными условиями. Правда, пока он не используется для международных соревнований. В Сочи к Олимпиаде строится суперарена. Думаю, и комплекс в Раубичах с учетом пожеланий ИБУ будет на самом высоком уровне. 30 лет назад у вас был один из лучших стадионов мира. Потом вы взяли паузу, но, надеюсь, после реконструкции белорусский биатлонный центр будет вновь принимать соревнования высочайшего ранга. Проект хороший, хотя мы много дискутировали по некоторым нюансам. Надо думать не только о сегодняшнем дне, но и заглядывать на 10-15 лет вперед, чтобы комплекс мог достойно функционировать и дальше

— Вы еще приедете в Раубичи с аналогичной миссией?
— Да, думаю, еще раз — в следующем году.

— Велики ли расхождения между белорусским проектом и требованиями ИБУ?
— Не очень. По трассам вопросов нет, однако по стадиону есть небольшие проблемы, которые надо было бы подкорректировать.

Зиберт: поживем — увидим
Корреспонденты “ПБ” уже собирались уезжать в редакцию, как вдруг у гостиницы припарковалась машина с новыми фигурантами. Это второй тренер женской команды Федор Свобода доставил в Раубичи Клауса ЗИБЕРТА. Немецкий наставник, завершивший отпускную пору, охотно уделил нам несколько минут.

— Клаус, как настроение?
— Хорошее! Начинаем сбор, будем заниматься стрельбой. Надеюсь, все сложится удачно.

— Теперь в Беларуси будет работать и Рафаэль Пуаре…
— Читал об этом в интернете. Что ж, это неплохо для нашей мужской команды. У француза богатый опыт, он был хорошим спортсменом.

— Знакомы с ним лично?
— Никогда не общались. Конечно, помню, как Рафаэль выступал. Но как тренера его не знаю.

— Может, будете каким-то образом сотрудничать с Пуаре?
— Думаю, у каждого из нас будет достаточно своей работы. У меня — в женской команде, у Рафаэля — в мужской. Ему надо для начала осмотреться. А через год-два увидим, сможем ли как-то объединить усилия.

В этот момент к нам подошел вернувшийся в холл из своего номера Пуаре. Тут они и познакомились — немец и француз, работающие теперь на благо белорусского биатлона. Клаус и Рафаэль пожали друг другу руки, после чего завели неторопливую светскую беседу. Наверняка им есть о чем поговорить!

Нашли ошибку? Выделите нужную часть текста и нажмите сочетание клавиш CTRL+Enter
Поделиться:

Комментарии

0
Неавторизованные пользователи не могут оставлять комментарии.
Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь
Сортировать по:
!?