ЧЕ-2012. С места событий. Аршином общим не измерить. Варшавская бРитва

21:42, 13 июня 2012
svg image
1026
svg image
0
image
Хави идет в печали

Псы городских окраин

В прошлом номере довелось написать: “Русский марш” прошел в обстановке мирной торжественности. Все так и было. Колонна российских болельщиков неспешно и чинно прошествовала от музея Войска польского до Национального стадиона через мост Понятовского. Там недалеко — километра три всего. Но главное не в этом. Главное в том, что санкционированный властями и тщательно охраняемый полицией 10-тысячный “марш” оказался островком почти полной безопасности и благолепия — посреди бушевавшего в Варшаве футбольного антагонизма и национальной нетерпимости.
Ruska kurwa — самая популярная идиома, срывавшаяся во вторник с языков тех, кого принято называть польскими ультрас. Это в основном весьма молодые люди, коротко стриженые, с масками на лицах и капюшонами на головах — они сбиваются в толпу, которая в любой момент готова броситься на неугодных с кулаками и арматурой. Псы городских окраин — пела про таких рок-группа “Чайф”.
Так вот именно эти “псы” круче всех и насолили во время матча россиян с поляками. Это они взрывали петарды на подступах к Национальному стадиону — от рвали врассыпную разбегались “мирные жители”. Это они сеяли всевозможные провокации и цеплялись к встречным. Это они в конечном счете устроили несколько генеральных драк с разбитыми в кровь головами и потерей сознания. Лупили, к слову, не только чужих — местами схватывались между собой. Не то спьяну, не то по простоте душевной, не то не признавая в пылу родственной души под темным капюшоном…
Вчерашнее утро началось с информации о гибели одного из российских болельщиков — она вытекла в прессу из социальных сетей и переполошила общественность. Благо вскоре оказалось, что слухи о смерти фаната сильно преувеличены. Трагические сообщения дезавуировали выступившие в СМИ с заявлениями сотрудники посольства РФ, польской полиции и варшавской мэрии. По уточненным данным, опубликованным вчера днем, невеселые итоги Дня России в сердце Польши таковы: в драках пострадали десять человек, из них семь поляков, двое русских и один немец (этого-то как угораздило?). Травмы также получили несколько полицейских. В настоящее время всем оказывается медицинская помощь — ничьей жизни опасность не угрожает.
А вот свободе — вполне вероятно. Задержано и сопровождено в “пастарунак” на сегодня около 180 не в меру горячих голов. Россиян среди них — всего 25. В вытрезвители загремело 33 человека.
Национальный состав потерпевших и арестованных кажется весьма красноречивым. И там, и там поляки в явном, подавляющем большинстве. Это еще раз свидетельствует о том, кто именно зачинал и разжигал беспорядки, которые правоохранители в “космических скафандрах” гасили с помощью спец- средств — водометов, резиновых пуль и, разумеется, дубинок.

Провокация как таковая

О причинах случившегося можно говорить всяко — их не одна, их много. В числе главных называют, например, сам факт демонстрации россиян. “Зачем устраивать шествия иностранцев в нашем городе?” — говорит среднестатистический варшавский обыватель. “Интересно, а если американцы захотят промаршировать по олимпийскому Сочи в 2014-м — губернатор Ткачев даст на это добро?” — задается вопросом “Эхо Москвы”. Дело ясное: акция обрела четкую политическую подоплеку ровно в тот момент, когда о ней было объявлено. Когда же демократичные варшавские власти разрешили шествие — в буйных польских головах зароились мысли об симметричном ответе Чемберлену. И уже тогда стало ясно: ситуация с безопасностью во вторничной Варшаве может “загулять” по лезвию бритвы.
Во многих СМИ теперь так, собственно, и говорят: главная провокация “Русского марша” — это сам “Русский марш”. И в этом, безусловно, имеется великая доля сермяжной правды.
Задним числом, естественно, рассуждать хорошо. И хотя история не терпит сослагательного наклонения, можно все же повесить в воздухе вопрос: а вот не будь организованной, расписанной пошагово акции — как бы все прошло? Неужто местные футбольные радикалы оставили бы без внимания выходку своих русских собратьев по разуму — тех, которые отметелили ногами стюардов в пятничном Вроцлаве? И во что бы все вылилось без усиленных мер безопасности? А ведь в российской колонне по мосту через Вислу шли не только мужчины в расцвете сил — там были старики, женщины, дети, местами ясельного возраста…
Воинственным польским экстремистам, кажется, все одно — где есть политика, где экономика, а где что-то еще. Портосовское “Я дерусь, потому что я дерусь!” — вот их политическое кредо.
Прожитые в Варшаве дни, конечно, убеждают: агрессивное футбольное фанатство живет в Речи Посполитой вольно. Слишком вольно даже для страны Евросоюза. Очевидно, Польша в этом смысле переживает период, некогда нехорошо прославивший Англию. И если в Британии “быдло-болельщиков” к началу XXI века обуздали вовремя разработанными и правильно принятыми мерами, то в “бяло-чэрвоных” краях до этого еще далеко. Здесь “ультрас” сегодня в фаворе, их боятся, с ними предпочитают не связываться. Они не только многочисленны, злы и драчливы — они еще и имеют влияние. В том числе и на решения, принимаемые в клубах “экстраклясы”. Вот в познанском “Лехе”, рассказывал Сергей Кривец, даже настояли на увольнении главного тренера.

Сталин, Путин, КГБ

Однако вернемся к политике. И здесь мало говорить, что поляки “исторически” не слишком жалуют РФ. “Исторически” “федерацию” не жалуют многие. Это к делу относится косвенно — мало ли кто кого не любит, морду из-за этого не бьют. Прямо же к делу, скажем, относится “серпасто-молоткастая” тема, которая остается актуальной в России и которую в Польше отторгают на уровне условных рефлексов. Когда было объявлено о “марше” — рефлекс из условного стал безусловным.
Скажу честно: большевистской графикой — на майках ли, на флагах или баннерах — россияне не злоупотребляли. Максимум — нелепые буденовки с красной звездой, даже в Варшаве воспринимающиеся как безобидные шутовские колпаки. И лозунгов, отсылающих во времена ударных пятилеток и всесоюзных съездов, также не скандировали. Как не выкрикивали ничего, хоть как-то задевающего польское национальное сознание. Но это ничего не изменило.
Еще прежде всяких лозунгов и шествий, на мост Понятовского вышли с протестом люди иного мировоззрения. Прямо на мостовых (благо во вторник движение было перекрыто практически весь день) можно было видеть почтенных местных граждан — тетенек и дяденек — с поднятыми на щит “антирусскими” транспарантами. Там была вся широченная палитра — включая Сталина, Путина, КГБ, Катынь, а также трагедию под Смоленском и убийство журналистки Анны Политковской. Отчего эта радость адресовалась всей приезжей торсиде — осталось загадкой.
“Слушай, я тоже считаю Сталина уродом, — говорил болельщик, завернутый в державный триколор. — И что? Мне надо в чем-то оправдываться, когда в лицо тычут этот портрет?” Но портрет тыкали — огромный лик отца народов и друга физкультурников, перечеркнутый крест-накрест.
Русская болельщицкая рать в Польше очень неоднородна. В том числе и по части политических пристрастий — и своего Путина она жалует тоже, мягко говоря, не поголовно. Зато она более или менее равна по социальному статусу. Не будет секретом сказать, что на EURO из России понаехали отнюдь не люмпены. Удовольствие не из дешевых, потому команду Дика Адвокаата нынче поддерживает с трибун все больше средний класс. Тот самый средний класс, который умеет делать выводы не только на предмет игры Жиркова или Аршавина, но и относительно политики правящей партии единороссов. Параллельно с “Русским маршем” в Москве проводился оппозиционный “Марш миллионов” — и не один из участников вторничной “варшавянки” по ходу футбольного дела заглядывал в сверкающий планшет: как оно там — на проспекте Сахарова…

“Пшепрашем” — “извините”

Напряженной оставалась атмосфера и после матча. Здесь уж не было специальных полицейских кордонов — служители правопорядка оберегали покой граждан менее трепетно.
Накричавшиеся, вымотавшиеся болельщики, тяжело ступая, переходили мост обратно — возвращались в центр города, к огням гостиниц и кафе. Русские шли рядом с поляками. Никто никого не раздражал. Никто никому не мешал. “Достойное завершение неспокойного вечера”, — едва успело подуматься, как вдруг “капюшоны” набежали снова… Кулаками, правда, уже не размахивали — но плевались, как верблюды. Так при мне были основательно захарканы трое россиян зрелого возраста. Они не могли сопротивляться — силы были неравны. Отплевавшись в порядке живой очереди, “верблюды” отступили — и пошли, пошатываясь и скандируя то самое: Ruska kurwa… Потом еще долго бегали вдоль двигавшей к метро толпы — искали новых жертв, пока таки не подоспели “полициянты”. Остается только догадываться, чем закончился бы варшавский вторник, не забей Якуб Блащиковски свой блестящий гол и проиграй Polska… Отправляя мяч в правый от Малафеева угол, капитан “бяло-чэрвоных”, сам того не подозревая, уж наверняка сохранил в целости десяток ни в чем не повинных лбов.
“Пшепрашем” — по-польски это “извините”. Нормальные варшавские болельщики, растерянно поправляя на плечах красно-белые стяги, обильно сыпали этим словом по отношению к россиянам. Им было очень неловко за отмороженных соотечественников, а помочь они ничем не могли — “ультрас” в Польше побаиваются все.
Нормальные российские болельщики извинения принимали. Возможно, даже приносили свои — хоть бы за “дымовуху”, вылетевшую на поле после гола везунчика Дзагоева. Мир снова налаживался, хотя, как говорят, обстановка в городе окончательно нормализовалась лишь к часу ночи, когда с неба хлынул отрезвляющий дождь.

Братья и водка

Да уж, неподражаемый польский капитан давеча выступил отменным миротворцем — и в прямом, и в переносном смысле. Многочисленные польские газеты наутро, не сговариваясь, изобразили его на огромных цветных передовицах. На одной из них имелась не требующая перевода подпись — “Kuba “Boski” Blaszczykowski”. “Бяло-чэрвоным” впору молиться на своего кумира. Благодаря ему “репрезентация” играет на чемпионате без поражений. Побед, впрочем, у команды Францишека Смуды пока тоже нет, но главное: перед последним туром шансы на плей-офф — верные.
Об этих шансах, отстранившись от “кровавого вторника”, также судил-рядил болельщицкий интернационал. “Вот смотри, пан! — говорил пожилой и уверенный в себе россиянин поляку. — Мы в субботу надираем задницу грекам, так? Вы то же самое делаете чехам, так? И все! Что еще надо? Обе команды в четвертьфинале!” Пан был тоже немолод — а еще необъятно толст, как Мойдодыр. Он охотно и часто кивал: “Так, так!” Это интересно, но в группе “А” самым непримиримым соперникам больше совершенно нечего делить. Судьба каждой сборной — в ее же руках.
Продолжая же тему международной коммуникации, следует сказать, что звучала она не только в диалогах, но и в настенной живописи. Не в разномастных граффити, которых в польских городах невероятно много. А в письменных посланиях чужестранным “контрагентам”. За несколько часов до стартового свистка на одном из сооружений, стоящих неподалеку от Национального стадиона, довелось, в частности, прочитать буквально следующее: “Welcome to Warsaw brothers Russians! Fuck politics, let»s drink wodka tonight!” Начертанное чьей-то заботливой рукой, сие недвусмысленное “братское” предложение говорило, хочется верить, об отношениях поляков к русским (и наоборот) много больше всяческих дипломатических заверений. Впрочем, чего-чего, а совместного распития хоть чего-нибудь горячительного высмотреть так и не удалось. Ну да не в этом суть.

Режимный объект

Если “Русский марш” был безопасен на мосту через Вислу, то центральный варшавский стадион оказался благонадежен как безупречная футбольная обитель. Атмосфера на нем во время матча была невыразимо волшебной. Это круто — смотреть и слушать, как болеют поляки, когда играет их национальная сборная. Пусть даже сама игра видна стократ хуже, чем по телевизору.
Трибуны Национального столь высоки, что забираться в пресс-ложу пришлось долго-долго — до нытья в коленях. Четвертый уровень — это примерно девятый этаж на языке наших панельных высоток. Плюс еще один этаж — на “чердак” — на самый верхний ряд, где за спиной лишь пяток стюардов да пластиковая загородка, отделяющая ложу от места смычки второго яруса с передвижной крышей.
Футбол с такой высоты — созерцание жизни насекомых. Подумалось даже, что если в футболе нового века продолжится возведение таких вот стадионов-красавцев, в арсенал журналистов придет пора включать еще один обязательный элемент. Наряду с ноутбуком, диктофоном, блокнотом и прочими канцтоварами нашему брату однажды непременно понадобится и бинокль. Вроде театрального — способный приблизить реальность к высоте птичьего полета.
А группа “А”, признаюсь, нравится мне все больше и больше. Едва ли из нее выйдет нечто путное с точки зрения дележа мест на EUROпьедестале — тонковата кишка у всех команд, включая российскую. Но разве может не подкупать этот футбол? Ядреный, заводной и честный. Разве могут не умилять эти “недостатки индивидуального мастерства” — вроде срезок отчего-то не поладившего с фортуной Кержакова или приемов мяча голенью польскими защитниками? Разве может оставить равнодушной тугая закрутка, где шансы на четвертьфинал сохраняют все четыре сборные? В общем, ждем третьего тура — остаемся на католической стороне EURO, православная подождет.
Вчера в Варшаве вдруг случилась жуткая октябрьская слякоть. С вечера как полилось — лишь к обеду перестало. Вероятно, эта внезапная непогода чуть приглушила страсти, как прибивает пыль к земле внезапный летний дождь. Но мы ведь помним: футбол не объединяет и не стирает границы — он сеет рознь, местами переходящую в ненависть. И, видимо, пока негоже рапортовать о вторничных беспорядках как о пройденном этапе. Россиянам же еще здесь играть. В субботу с греками и потом — если все будет хорошо и Аршавин со товарищи займут первое место — четвертьфинал. Количество болельщиков из Москвы и окраин в ближайшие дни в Варшаве наверняка увеличится — грех не подъехать к решающим-то матчам. Ну и безбашенные польские тифози — эти тоже никуда не делись и теперь, не исключено, готовят рестарт.
В общем, напряжение в ближайшие дни не спадет — скорее всего, оно будет незримо нарастать. Будто чувствуя это, полицейское управление Варшавы посчитало за лучшее обнести забором фешенебельный отель “Бристоль” в центре города — тот самый, где квартирует сборная России. Для верности ограждение воздвигнуто по всему периметру. Для еще большей верности по нужным местам расставлены спецназовцы. Из чего вполне можно заключить, что команда Адвокаата зажила на EURO в режиме чрезвычайной ситуации.
Чем все это завершится — с тревогой подождем.

Нашли ошибку? Выделите нужную часть текста и нажмите сочетание клавиш CTRL+Enter
Поделиться:

Комментарии

0
Неавторизованные пользователи не могут оставлять комментарии.
Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь
Сортировать по:
!?