Художественная гимнастика. Люба, братцы, Люба! Медальная “кода” граций перед треком с бразильского карнавала

23:18, 13 августа 2012
svg image
2710
svg image
0
image
Хави идет в печали

Другой “Уэмбли”

Не путайте “Уэмбли” и “Уэмбли”-арену. Они находятся рядом, но не являются единым целым. Имперский стадион, где играет национальная сборная Англии, видать издалека. Его дуга осеняет собой все вокруг, включая небольшое — по сравнению с гигантом — строение-прямоугольник с треугольной крышей, какие дети рисуют в детском саду. На прямоугольнике — олимпийские кольца. Это и есть “Уэмбли”-арена.
Кто бы мог подумать, что я когда-нибудь так расстроюсь опозданию на художественную гимнастику. За Любу Черкашину в полной мере поболеть не удалось. С гребного канала успели только на упражнение с лентой. Чтобы поволноваться, хватило и этого. Патетический момент в конце выступления белоруски, когда она разрыдалась, перекрестилась и поцеловала ковер, заставил испугаться. На что такая реакция? Вроде все хорошо сделала. Но не будет же человек плакать после отличного выступления? Значит, где-то ошиблась. Только где? Художественная гимнастика — это не футбол, где все понятно. Здесь даже роняют аккуратно, а если и уронят, то изящно поднимут и дальше — как ни в чем не бывало. Где уж тут определишь, что к чему?
Вот и у Черкашиной в конце композиции было что-то похожее на ошибку. Зона слез и поцелуев — и спокойные до грусти лица Любы и Ирины Лепарской. Наверное, какие-то проблемы все-таки были… В общем, вплоть до объявления окончательных результатов понять, что к чему, было тяжеловато. Поэтому на всякий случай болели против всех остальных — пусть бы по мелочи напортачили.
Но против россиянок никакие флюиды не помогли бы. Евгения Канаева и Дарья Дмитриева забожили с очевидностью, доступной даже невооруженному глазу дилетанта. Они действительно бесподобны. Глядишь на такие выступления — и кажется даже: не очень уж и субъективна эта художественная гимнастика. Выигрывают и здесь люди уверенно. Впрочем, пусть их подвигами гордятся соотечественники. У нас есть свой — в виде героической бронзы белоруски.

Прекрасная страна — Любовь
Сергей ВЕРСОЦКИЙ

Есть все-таки справедливость на свете! Скажу больше: теперь, судя по всему, она есть даже в художественной гимнастике с ее записной неоднозначностью и подводными течениями. Потому что не было в субботу и воскресенье ничего справедливее, чем выигрыш Любовью Черкашиной бронзовой медали XXX Олимпийских игр в многоборье и серебряной награды нашими “групповичками”! Таким образом, сборная Беларуси в этом виде спорта в точности повторила достижение Пекина как по количеству медалей, так и по их качеству. Давайте вспомним, как это было в Лондоне…
Кто бы мог разглядеть в той девятилетней, довольно пухленькой девчушке, пришедшей в брестскую СДЮШОР-6 по художественной гимнастике после занятий акробатикой и спортивной гимнастикой, мировую звезду, которая несколько дней назад стояла на третьей ступени лондонского пьедестала? Полагаю, даже ее первый тренер Евгения Золотницкая изначально не могла и думать о подобной перспективе.
Но дорогу осилит идущий — Люба это знает, наверное, лучше всех на свете. Не обладая какими-то сногсшибательными гимнастическими талантами, она всего добивалась через труд, который вполне заслуживает определения “каторжный”. Долгое время пребывая в тени и довольствуясь ролью второго номера, Черкашина не раскисла, не смирилась, не сломалась. И не стала искать иных путей на вершину, растворив свою нетривиальность в групповых упражнениях. Она начала в личном первенстве и все титулы взяла именно в “личке”.
Первая Олимпиада, как первый блин, оказалась комом — лишь 15-й результат в Пекине и пролет мимо финальных соревнований. Но минувший четырехлетний цикл Люба провела великолепно, впитывая международный опыт и оттачивая спортивное мастерство. Опять же с возрастом ее образ на гимнастическом ковре безвозвратно уходил от подросткового в сторону неистребимого женского начала — чувственного и вдохновенного. Судьи не могли этого не замечать и уж тем паче — игнорировать. На “мире” 2009 года белоруска уже седьмая в многоборье, на ЧМ-2011 — четвертая. Настоящим триумфом завершился для Черкашиной прошлогодний чемпионат Европы в Минске, где перед родной публикой Люба выиграла два золота (мяч, булавы), а в многоборье стала второй после олимпийской чемпионки Евгении Канаевой.
Казалось, в 2012 году как раз наступило ее время, но по “сводкам с полей” в качестве наиболее вероятной обладательницы бронзы Лондона (о золоте и серебре знающие люди даже не заикались) рассматривалась отнюдь не Любовь Черкашина, а представительница Азербайджана Алия Гараева. То, что она готовилась к Олимпиаде на базе российской сборной в Новогорске, ни для кого из специалистов не секрет, к тому же главный тренер сборной России Ирина Винер очень много сделала для становления Алии как высококлассной “художницы”. И в свете “белорусско-азербайджанских” отношений на лондонской Олимпиаде этот момент реально тревожил.
Серьезность настроя Гараевой на олимпийскую бронзу подтвердил ее отказ от визита в Минск на июльский финал Кубка мира. Предполагая благосклонность судейского корпуса ФИЖ к хозяйке ковра, Алия попросту не хотела проигрывать Любе в многоборье накануне Игр в Лондоне. В британской столице за помыслы арбитров было тревожно уже нам, но судьям в минувший уик-энд удалось практически невозможное — превратить художественную гимнастику в чистый спорт.

Пятая? Ну и хорошо!

Квалификация на Олимпиаде у представительниц художественной гимнастики — весьма непростое испытание для участниц соревнований. Процесс отбора в финалы у спортсменок растянут на два дня. При этом все то, что заработано потом и кровью в “квале”, в решающей стадии все равно обнулится. Пока же гимнастки пытались пробиться в число десяти лучших в личном многоборье и в восьмерку сильнейших в групповых упражнениях. Только эти пулы в дальнейшем получили возможность разыграть медальные комплекты Лондона.
Отборочная стадия прошла для представительниц сборной Беларуси с переменным успехом. К сожалению, не сумела отобраться в финал бронзовый призер чемпионата мира 2010 года в многоборье Мелитина Станюта. Уже после первого дня квалификации, выполнив упражнения с обручем и мячом, минчанка занимала тревожное пограничное 10-е место. В душе теплилась надежда, что пятница исправит положение и Станюта займет заслуженное по сезону место под солнцем. Однако качественного улучшения исполнения композиций у Мелитины не произошло. И она это прекрасно понимала, практически без эмоций завершив заключительное упражнение с лентой. В итоге ее сумма 108,675 балла оказалась лишь 12-й — за чертой финальной десятки. Судя по всему, окончательно оправиться от тяжелой прошлогодней травмы, потребовавшей оперативного вмешательства, Мелита все же не смогла.
В такой ситуации роль безоговорочного лидера сборной приняла на себя Любовь Черкашина, которой судьба уготовила в одиночку представлять интересы страны в финале. Многоборье брестчанки получилось гораздо более зрелым и мастеровитым. Было видно, что Люба ничуть не боится олимпийского ковра и беснующегося зала. На отборе она выступала напористо и смело, как бы презентуя себя судейской трибуне. Безусловно, мелкие шероховатости для арбитров не прошли незамеченными, к тому же в упражнении с булавами Черкашина допустила ошибку. Видимо, именно она повлияла на решение судей вывести белоруску за пределы тройки лучших по итогам квалификации. Ее промежуточную третью позицию, заработанную в четверг, в пятницу заняла представительница Азербайджана Алия Гараева (111,850), а между ней и Черкашиной (110,450) протиснулась еще и болгарка Сильвия Митева (110,925).
Два первых места, понятное дело, остались за россиянками, хотя в квалификации немалую интригу посеяла сама олимпийская чемпионка Пекина Евгения Канаева. Как-то уж очень расслабленно и несобранно начала гимнастка из Омска отбор в финал. Жуткие потери в обруче стоили ей лидерства в трех видах из четырех. Дарья Дмитриева функции ведущей приняла с достоинством и гордо их несла вплоть до последнего вида. Ну а своей “коронкой” — блестяще исполненной композицией с лентой — Канаева сумела восстановить статус-кво, набрав ровно 116 баллов. У Дмитриевой в активе было 114,525. Настоящую сенсацию преподнесла Сон Ен Чжае, завершившая квалификацию на шестом месте, проиграв Черкашиной всего 15 сотых балла! Впрочем, очевидный прогресс этой спортсменки имеет под собой благодатную почву. Южнокорейская гимнастка находится под опекой главного тренера сборной России Ирины Винер и частенько со своими наставницами наведывает спортивную базу национальной команды в Новогорске. Так что фирменный почерк определенно чувствовался.
Все что ни делается — к лучшему. Может, и хорошо, что по итогам квалификации Любовь не была главной претенденткой на бронзу. Гимнастка наверняка психологически разгрузилась, ибо все свои ошибки она уже совершила. Люба настраивалась на ровное прохождение всех видов с тем, чтобы впоследствии ни одним словом нельзя было упрекнуть саму себя. А там уже пусть судьи решают, они за тем в Лондон и приехали. В общем, делай что должно, и будь что будет.

Вердикт из поднебесья

Еще никогда в истории Олимпиад в борьбе за награды не наблюдалось такого уровня конкуренции. За бронзу Лондона всерьез боролись по меньшей мере шесть гимнасток, и каждый вид мог быть решающим в их судьбе. Градус интриги поднялся неимоверно, когда после половины дистанции в тройку лидеров вошла возмутительница спокойствия на стадии отбора Сон Ен Чжае. Представительница Южной Кореи получила от судей за обруч и мяч просто гроссмейстерские оценки — 28,050 и 28,325 соответственно. Наша Люба также дважды достигала 28-балльной отметки, но жила скромнее (28,100 и 28,000). Гараева проигрывала кореянке и белоруске совсем чуть-чуть (27,925 и 27,825).
Булавы значительно перетряхнули отряд претенденток на бронзовую ступень пьедестала. После третьего вида их осталось всего три, причем Любино положение было лучшим. Сон в булавах допустила грубую ошибку, потеряв после броска и ту, и другую. Мелкие погрешности при работе с предметом и нарушения равновесия в поворотах притормозили и Гараеву. Однако за вполне приличное исполнение третьего вида Черкашиной арбитры много не накинули, словно искусственно сохраняя интригу вплоть до последней перемены. Азербайджанку белоруска опережала на 0,3 балла, кореянку — на полбалла.
Однако столь мизерные отрывы не позволяли тренерскому штабу сборной Беларуси сохранять спокойствие, ведь впереди была “коронка” Алии и Сон — лента. Только в ней соперницы выиграли у Черкашиной в квалификации более полутора баллов, поэтому предварительные расклады говорили как раз в их пользу. И они выжали из сложившейся ситуации максимум возможного: Гараева завершила многоборье великолепной оценкой 28,250, еще больше получила представительница Южной Кореи — 28,350. Иными словами, для того чтобы стать обладательницей бронзовой награды, Любе в упражнении с лентой нужно было набирать никак не меньше 27,950, а это практически потолок для ее композиции. И наша соотечественница в лучших олимпийских традициях фактически сумела прыгнуть выше головы, выдав свою лучшую ленту последних лет, включая минские международные турниры. Но сколько поставят арбитры?
Тот крупный план режиссера наверняка еще долго будут прокручивать отечественные телеканалы, вспоминая самые яркие белорусские события в Лондоне. Эмоционально выхолощенная Ирина Лепарская склонила голову на плечо физически обессилевшей Любови Черкашиной, которая лишь несколько секунд назад рыдала на ковре, не веря тому, что все ее нечеловеческие четырехлетние испытания уже позади. Тренеру и ученице оставалось только услышать или увидеть итоговую оценку их труда. Они уже ничего не могли изменить, они просто покорно ждали вердикта свыше. 28,075! Есть бронза, есть вторая подряд олимпийская медаль в личном многоборье! А в это самое время в ложе гимнасток, завершивших соревнования, на груди своего тренера Динары Гиматовой горько плакала Алия Гараева…

Нервы, Витя и медаль
Андрей ВАШКЕВИЧ из Лондона

Люба ЧЕРКАШИНА установила рекорд. Так долго в микст-зоне журналисты не беседовали ни с одним спортсменом на этих Играх. “Пресс-конференции не будет”, — махнули рукой организаторы. Разговаривайте, сколько влезет. И влезло много, пока Любе не наказали бежать на допинг-тест.
“Все сделала хорошо. В конце упражнений с лентой специально шла такая закрутка на ногу. Не думайте, что это ошибка. Расплакалась я от нахлынувших эмоций. До конца упражнения не верила, что завтра мне не нужно будет тренироваться и нервничать. Вы не представляете, какие это ощущения! В квалификации у меня были проблемы с булавами и лентой. Мандраж? Он всегда есть. Но и он бывает разным. В том числе и мобилизующим. Именно такой был сегодня у меня. Даже хорошо, что наошибалась в квалификации. Избежала самоуспокоенности”, —- поделилась первыми мыслями после бронзы счастливая гимнастка. Но такая собранность оказалась очень затратной для организма: “Когда шла на последний вид, меня чуть ли не нашатырем откачивали”.
В зоне слез и поцелуев у Любы и ее тренера Ирины Лепарской не было бурных признаков радости. “Ну так и Настя Новикова подняла штангу, а ей эту попытку не засчитали. Поэтому мы просто сидели, крестились. Уже научены горьким опытом. Помню, как-то на чемпионате мира мы успели обрадоваться бронзе, но забыли, что выступает еще одна гимнастка. И в итоге я стала четвертой с отставанием в 0,25 балла”.
Сверхэмоциональность в выступлении — реакция на окружающую олимпийскую среду. “Игры накладывают отпечаток ответственности и обостряют патриотизм. Поэтому все воспринимаешь по-другому. Я ведь понимала, что эта Олимпиада для меня, скорее всего, последняя. Было важно перебороть это чувство”.
Давно ли получалось пройти всю программу многоборья без срывов? “В предыдущий раз, наверное, на июльском домашнем этапе Кубка мира в Минске. Но мои козыри — отдельные виды. Мне так проще. Знаю, что один вид я точно хорошо сделаю. А если во втором что-то не получится, то это не так страшно. На Олимпиаде же медаль вручается только за многоборье. Почему именно сегодня сложилось, а раньше не получалось? Надо спросить у Всевышнего”.
Поцелуй лондонскому олимпийскому ковру — прощальный. Выступления позади. Теперь можно вволю поесть? “А что, разве похоже, что я сильно урезаю свой рацион? Кажется, по мне не скажешь. То, что художницы не едят, — стереотип”, — смеется Черкашина.
В Лондоне Люба тренировалась уже две недели. И был момент, когда ожидание стало просто невыносимым: “Кто-то радуется победам, кто-то расстраивается неудачам, а ты все тренируешься и тренируешься. Но именно тогда, когда мое раздражение достигло пика, мы переехали из Олимпийской деревни в гостиницу рядом с “Уэмбли”. 7 и 8 августа у нас были официальные тренировки, не хотелось мотаться на арену через весь Лондон. А в гостинице жили одни гимнастки. И стало так привычно, объемы информации от других спортсменов уменьшились, обстановка сменилась, и это помогло”.
Занятия на арене выступлений шли недолго: “Первая тренировка длилась три часа, вторая — два с половиной. Больше не дают. Остальное время ехали в автобусе, туда-сюда. Правда, успели однажды между тренировками чисто по приколу прокатиться на знаменитой канатной дороге, которую открыли специально к Олимпиаде. Думала, что виды будут получше. Но здесь какая-то промзона, аэропорт”.
С победившими россиянками Люба хорошо общается. “Очень рада, что Женька Канаева выиграла золото, стала двукратной олимпийской чемпионкой. Думаю, в ближайшее время вряд ли кто-то повторит это достижение”, — высоко оценила успех Канаевой Люба.
Для самой белоруски бронза приравнивается к победе? “И не только для меня, а в первую очередь для художественной гимнастики нашей страны. Медаль была для меня вроде всегда рядом, но в то же время — так далеко. Сейчас вот стою с ней и до конца не осознаю случившееся”.
Где Люба будет хранить медаль? Об этом она еще не думала. “Вообще большинство наград папа у меня дома в Бресте на обруч вешает. Раньше у меня был пластмассовый, он не выдержал нагрузки и сломался, когда папа очередную медаль на него водрузил. И тогда он поменял на железный”.
Черкашина — горячая болельщица белорусской сборной. Она и сама задавала вопросы журналистам. “Как там байдарочники? Вторые? Красавцы! А Денис Гаража шестой, да? Пятый? По этому поводу я уже расстроилась. А завтра буду еще за групповичек болеть”.
Олимпиада закончена. Что дальше? “В конце сентября в Японии у нас клубный чемпионат мира. Кроме того, я уже подписала контракт с клубом серии “А” чемпионата Италии. За него выступаю уже шестой или седьмой год. Они там меня все ждут. Сейчас, наверное, вообще с ума сходят, телефон оборвали. Они меня очень поддерживают. Даже сделали мне ежедневник. Листаю, открываю его на первом дне. Читаю: Люба, мы с тобой. Открываю следующую страницу, вижу: держим за тебя кулачки! А еще в январе они ездили в Лондон, привезли оттуда олимпийские брелоки, чтобы я увидела, какая здесь будет символика. Поэтому я им не изменяю и выступаю в серии “А” только за них, хотя были предложения и от более денежных клубов”.
Оказывается, серия “А” есть не только в футболе! “За каждый клуб выступает по шесть гимнасток. Есть много легионерок из самых разных стран. Иногда за гимнасток разворачивается трансферная борьба. И каждый раз, когда приезжаю, делаю один вид упражнений. Мой “Нервьянезе” — из городка Нервьяно под Миланом. Всего приеду туда четыре раза за сезон — дважды в октябре, по разу в ноябре и декабре”.
Гимнастическое скудетто “Нервьянезе” пока не выигрывал. “Клуб довольно скромный, его содержит одна семья. Отец с матерью — в директорате, а их дочь — тренер. Клуб живет за счет спонсоров и заработанных средств. Гимнастика там не бесплатная. На это можно рассчитывать, только если находишься на высочайшем уровне. Семья очень любит художественную гимнастику, и я ее уважаю. Все удивляются, что я отказываюсь от более выгодных предложений, но мне там безумно нравится. Они культивируют у себя в клубе не только художественную гимнастику, но и ритмическую, и оздоровительную. Есть даже гимнастика для мальчиков. В общем, интересно. А я сразу сказала: деньги для меня не играют решающей роли. Буду выступать там, где нравится”.
На трибуне Любу горячо поддерживал супруг с друзьями. “Визу они открывали в последний момент, но успели. Даже наш тренер Ирина Юрьевна верила, что мой Витька фартовый. Так что я знала, что наши в городе, и не нервничала особо.
Была очень рада, что, наверное, впервые на Олимпиаде белорусский флаг на трибунах так хорошо виден. Обычно есть только российский. Да и голосовую поддержку хорошо слышала. У Вити один из друзей ярый болельщик футбольного минского “Динамо”, так что навыки боления у него что надо”.
Вообще-то во время подготовки Люба видела мужа только один раз. “В гостинице встретились на пять минут. И все. В остальном — только на трибуне. Билеты ему передавали из штаба”. Муж Любы, в прошлом футболист, теперь ищет себя на тренерском поприще. “Работает с командой в Министерстве энергетики. Не с профессионалами, а больше для оздоровления. Он очень любит футбол. Собирается ли в школу тренеров? Надо подпихнуть, пойдет”.
Люба, а в семье ты — главный “подпихиватель”? “Заметьте, я этого не говорила. А еще подбиваю его пойти учиться на ресторатора, на повара. Он очень хорошо готовит, и мне кажется, у него могут быть успехи и на этом поприще. У Вити очень вкусно получается”.
Без Олимпиад и чемпионатов мира Любе не будет нисколечко грустно? “Поймала недавно себя на мысли (да простит меня Ирина Юрьевна Лепарская), что если у меня будет еще одна возможность выступить на Олимпиаде — откажусь, честное слово. А вот дочке запрещать заниматься гимнастикой не стану, хотя лет в 17 иногда думала, что ни за что в жизни детей сюда не отдала бы, будь проклята эта гимнастика. Но переросла самый тяжелый период, когда хотелось свободы, а нужно было тренироваться. И поняла, что благодаря гимнастике у меня такая интересная жизнь”.
Когда же ждать наследницу бронзовой медалистки Олимпиады? “Ну, до декабря еще выступаю. А потом будем готовить новых олимпийцев”.
Следом за Любой на вопросы журналистов ответила ее тренер — Ирина ЛЕПАРСКАЯ: “Для нас бронзовая медаль — все равно что золотая. Мы оказались лучше всего мира, кроме России. За это третье место боролись восемь человек. Опередить их было почти невозможно. Конечно, на Играх всякое бывает. Но если они не ошибаются, обойти россиянок нереально. Они сильны. А с третьего по десятое — претендовали на бронзу. Люба сегодня все сделала хорошо. Мы всегда на это рассчитываем и удивляемся, если они, наоборот, ошибаются. Это нервы, это сложный вид. И чаще всего ни она, ни я не можем объяснить природу ошибки. В квалификации, например, Люба ошибалась. Но лучше там, чем в финале”.
Эмоции сразу после известия о бронзе? “Очень много плакала. Хотя плакать мне долго нельзя — завтра еще выступление групповичек. Сейчас уже успокоилась. Пойдем тренироваться и готовиться. Сделаем все что нужно”.

Детский лепет

На следующий день на “Уэмбли”-арене предстояло еще одно испытание для нервов — групповые соревнования. Как судить их, уже совершенно непонятно. Чего там только девчата не вытворяют! Если по справедливости, то всем нужно давать золото. Удивительно, что бывают разные оценки за артистизм: они же все артистичны! Или сложность. Она же вроде у всех одинаковая. А разбежка бывает значительная.
И команды часто требуют пересчитать баллы. “Команда такая-то обратилась за разъяснением”, — то и дело сообщает судья-информатор. Потом дождется решения и так же бодро над ковром несется: “Отклонено!”, “Отклонено!”, “Отклонено!”
Обручи крутятся, скакалки летают, ленты пляшут в воздухе. Праздник, да и только. Единственное, что его портит, — невозможность забыть про баллы. Из-за этого трудно оценить выступление объективно. Поохаешь, поахаешь над пойманными мячами, а потом думаешь: ну их, еще поставят выше, чем нашим. В общем, в ход вступает здоровый патриотизм. А вообще на происходящее смотришь глазами дикаря с необитаемого острова, которого вдруг привезли к людям. Все красиво, но что к чему, без методической литературы не понять. Можно разве что попытаться разобраться при помощи конферансье, комментирующих выступления в промежутках между выполнениями упражнений. Но они, как правило, хвалят всех. Или особо отмечает команду, у которой пока не все складывается так, как хотелось бы.
Можно прикидывать что-то по реакции трибун. Благо они на “Уэмбли”-арене оба дня были похвально полны. И болели за своих отчаянно. Правда, не очень громко: во-первых, чтобы не сбивать участниц, а во-вторых, потому что многие болельщики оказались детьми. У россиянок вообще на подпевках был целый класс непонятно какой школы. Бело-сине-красных “триколоров” в зале хватало. Немало было испанок. Они особенно дружно реагировали на пиренейские мотивы в музыке. Горячо поддерживали соотечественников болгары. Интеллигентно — японцы. Немногочисленно, но темпераментно переживали за своих израильтяне. Особенно в ложе прессы, где без бурных комментариев не обходилось ни одно выставление оценки делегатам с земли обетованной.
Была и белорусская торсида. Нельзя сказать, что она заглушала весь остальной зал, но болела качественно и с душой. Девчатам наверняка это помогло.

Донесли, не расплескав
Сергей ВЕРСОЦКИЙ

В квалификации групповых упражнений никаких сенсаций не произошло. Тройку сильнейших составили абсолютно лучшие коллективы по итогам нынешнего розыгрыша Кубка мира — сборные России (56,375), Италии (55,800) и Беларуси (54,750). Наша команда в составе Марины Гончаровой, Анастасии Иваньковой, Натальи Лещик, Александры Наркевич, Ксении Санкович и Алины Тумилович шла вровень с итальянской дружиной, однако во втором виде “3 ленты/2 обруча” в середине композиции допустила потерю предмета. Что, впрочем, в преломлении на финал не значило ровным счетом ничего. Помимо россиянок, итальянок и белорусок, в решающую стадию прошли болгарки, испанки, украинки, израильтянки и японки.
В воскресенье финальная игра началась при нулевом счете и обозначила высочайший уровень конкуренции, отмеченный еще в состязании личниц. Вдумайтесь: в первом упражнении с пятью мячами все восемь коллективов отработали композиции без видимых ошибок! Из борьбы за медали выпал разве что Израиль, чересчур поджатый судейской бригадой — 26,725. Другие семь команд расположились в диапазоне оценок от 27,000 до 28,700. Нетрудно догадаться, что последние баллы принадлежали российской сборной. Наша пятерка также отменно исполнила стартовое упражнение, однако черту 28 баллов не преодолела — 27,825. Вкусовщина арбитров на сей раз определила преимущество итальянок (28,125) и болгарок (27,950).
В такой ситуации подопечным Татьяны Ненашевой нужно было обладать железными нервами, чтобы не опустить руки и не потерять веру в итоговый успех. И по этому показателю белорусские тростиночки дали пятьсот очков вперед всей нашей борцовской братии — вольного и греко-римского стилей. Во втором упражнении (3 ленты/2 обруча) наши соотечественницы выступали предпоследними, поэтому примерно знали предварительный расклад. А он существенно перекроился в сравнении с результатами за первую композицию. Дрогнули, не выдержав колоссального напряжения олимпийского финала, болгарки — во время одной из перебросок они допустили грубую потерю ленты. Словно по цепной реакции в середине упражнения существенно ошибаются итальянки, которым аналогичная потеря едва не стоила выхода за площадку. Высочайший уровень к моменту появления на ковре белорусок подтвердила лишь сборная России, но в тот момент нашим болельщикам было явно не до ее олимпийского триумфа. Для того чтобы опередить итальянскую команду в борьбе за серебро, нашему квинтету требовалось получить за обручи и ленты никак не меньше 27,650. Сама по себе оценка солидная, но вполне достижимая.
И белорусские гимнастки выложились за те две с половиной минуты до самого конца, до донышка, ничего не оставив для завтрашнего дня. Они не страховались, не зажимались из боязни совершить ошибку — они шли напролом, дерзко, напористо, элегантно, с вызовом судьбе и с надеждой на высшие силы. Спортсменки донесли до финала свой наработанный тренировочный сосуд, не расплескав из него ни одной капли. Арбитры не могли всего этого проигнорировать, ибо харизма и мастерство белорусской дружины были слишком очевидны. Наши грации — вице-чемпионы Олимпиады в групповых упражнениях! С медалью на второй Олимпиаде подряд после бронзы Пекина. Спасибо белорусской художественной гимнастике за эту эффектную и впечатляющую “коду” на XXX Олимпийских играх в Лондоне! Вас ждет Рио, и на этом карнавале мы еще споем и станцуем…

День четырехлетия
Андрей ВАШКЕВИЧ из Лондона

За групповичек почему-то было гораздо спокойнее, чем за Любу днем ранее. Даже после промежуточного поражения от болгарок верилось, что схватка за медаль будет выиграна. Так и получилось. После второго упражнения белоруски поднялись на второе место и никому его уже не уступили. Выше — только вечно идеальные россиянки.
Шестерка художниц появилась в микст-зоне веселой гурьбой. На вопросы отвечать отрядили самую опытную — лидера команды Ксению САНКОВИЧ.
“Очень переживали. Вчера были безумно рады за Любу, было очень много эмоций. Но не могли до конца отдаться радости, потому что предстоял самый долгожданный день четырехлетия для нас. Самое страшное — это ожидание. Когда ждешь, когда много времени — кошмар. А когда работаешь на площадке — уже проще”, — рассказала Ксюша.
Как оказалось, о своем промежуточном четвертом месте команда понятия не имела. “Знали только, что сразу после того как выступили, шли третьими. А следом выступали испанки. Нас потом обошли еще и болгарки? Ну и слава богу, что мы этого не знали. Иначе, возможно, было бы хуже. А так оценка за первый вид у нас была не супервысокая, средняя, но вполне медальная”.
За что могли судьи снять баллы в первом упражнении? “Была одна маленькая погрешность, но она не сильно повлияла на оценку, где-то минус одна или две десятые балла. Так что не знаем, почему оценка вышла средненькой. Может, арбитры просто решили попридержать баллы. А вообще тренеры в перерыве нам никогда не объявляют, на каком месте мы идем после первого вида упражнений. Да и зачем нам это надо? Мы же не будем заниматься подсчетами, сколько там нам надо набрать во втором виде, чтобы получить медаль. Мы работаем, выполняем, что от нас требуется, а медаль приходит сама. Вы, журналисты, не любите, когда мы уклоняемся от ответов на вопросы по поводу того, на сколько медалей рассчитываем. Хотя все равно канаете этим вопросом. Но мы все время плавно уходим от ответа. Просто никогда не стоит загадывать. Я сама однажды на этом прокололась, когда мысленно стала подсчитывать медальный урожай перед чемпионатом мира в Монпелье. Прикинула тогда так: у личниц будет две медальки, у нас, групповичек, еще железно три, потому что мы хорошо готовы. А в итоге ни одной награды не завоевали. Это для нас был шок. Если бы таких планов не строили, то, наверное, проще это пережили бы. Да и выступили бы, возможно, лучше”.
Предел мечтаний перед стартом? “Медаль. Любая. Мы знали, что с Россией бороться очень тяжело. А когда увидела еще оценку россиянок за первый вид — 28,700, то это было просто запредельно, выше головы. Это потолок. Мне даже кажется, что судьи дали им фору, немножко про запас. На тот случай, если во втором упражнении у них какая-то помарочка случится”.
Когда девчата поверили, что завоюют медаль? “Только после того, когда оценку поставили. Хотя, когда сделали чисто второй вид, с лентами и обручами, предчувствие уже появилось. Знала: если выполним все без ошибок, то медаль будет”.
Чем собирается заниматься Ксения после вторых в своей карьере Игр? По этому поводу пока ясности нет. “22 года для гимнастки — это уже серьезный возраст. Но пока по поводу будущего ничего определенного сказать не могу. Отдохнем — и там все решим. Сейчас у нас отпуск”.
По словам Санкович, эта медаль далась еще тяжелее, чем пекинская: “Возможно, конечно, уже немного забыла те ощущения. Но сейчас могу точно сказать: эта награда вымученная, было очень тяжело, безумно. Даже не знаю, как это передать. Но если выстраивать логически, то в Пекине была бронза, в Лондоне — серебро. В Рио должно быть золото”.
За прогнозы Ксения пожурила прессу. “Некоторые газеты вообще не верили в то, что у нас будет медаль. Рассуждали так: в Атланте у “художниц” было ноль медалей, в Сиднее — две, в Афинах — ноль, в Пекине — две. И если такая тенденция сохранится, то нас снова ждет ноль. А мы взяли и выиграли две награды: Люба Черкашина в личных соревнованиях, мы — в групповых! Так что, наверное, той газете стоит немного думать, прежде чем делать подобные заявления. Название газеты не буду говорить. Она поймет”.
Свой отпуск девчонки еще не планировали. А на вопрос “Не тошнит ли вас уже друг от друга?” ответила подошедшая Татьяна Ненашева: “Не тошнит. И от меня тоже”. Сказала — и увела команду на фотосессию.
Общение продолжилось уже после фотографирования. На этот раз — с Анастасией ИВАНЬКОВОЙ: “Для меня Олимпиады в Лондоне и Пекине сильно разнятся. Четыре года назад была еще ребенком. Даже в полной мере не понимала серьезности соревнований. Теперь посмотрела на все другими глазами. Трудно было оба раза. Тренируешься всю жизнь, чтобы пять минут решили твою судьбу. Морально и физически это очень тяжело. Причем всем, включая болельщиков. Мы это поняли, когда вчера смотрели за выступлением Любы Черкашиной в индивидуальных соревнованиях. Напряжение такое, что у меня уже после первого вида забились все мышцы. И это после просмотра по телевизору! А каково тем, кто болеет на трибунах в зале? Я вообще не понимаю, как они за нас переживали. И вообще, Олимпиада — это большая ответственность перед всеми. Очень непросто, когда ты знаешь, что тебе надо не подвести ни себя, ни тренера, ни страну”.
Помог ли опыт Пекина? “Мы тренировались одной командой, без учета прошлых заслуг, слушали наших тренеров. Конечно, дебютантам вначале, возможно, было сложнее. Но затем все влились в коллектив, стали одним целым и сегодня уже работали как часы”.
Тренировались девчата четыре часа утром, четыре — вечером. На подготовку олимпийской программы ушло немало времени. “Композицию с мячами составили приблизительно в январе. А с лентами и обручами за год перепробовали четыре варианта. Первый никому не понравился. Потом пришлось поменять музыку. Затем — сами упражнения, пока наконец, не остановились на той версии, которую вы увидели в финале. И работу над ней мы полностью закончили уже, по сути, в Лондоне”.
Какой из видов программы труднее? Оба по-своему сложны: “Мячи — это такой предмет, который в любой момент может укатиться за площадку только из-за того, что у тебя мокрая рука или еще по какой-то причине. Лента может легко завязаться, а также зависит даже от работы кондиционера в зале, от высоты потолка”.
Две Олимпиады — хорошо. А три — лучше? “Когда стояли на награждении, все говорили, как здорово пережить такой момент. Каждому желаю испытать нечто подобное, это очень клево. Но сама еще раз пережить такие соревнования не хочу. Олимпийские игры — это потолок для спортсменов”.
Последний вопрос — о закулисной борьбе, которая, говорят, в художественной гимнастике играет немалую роль. Оказывается, о подводных камнях девочкам рассказала Татьяна НЕНАШЕВА: “Она постоянно старается держать нас в курсе основных событий. Но чрезмерно такой информацией не загружает”.

Личное первенство. Многоборье. 1.Е.Канаева (Россия) — 116,900. 2.Д.Дмитриева (Россия) — 114,500. 3.Л.ЧЕРКАШИНА (Беларусь) — 111,700… 12.М.СТАНЮТА — 108,675.
Групповые упражнения. Многоборье. 1.Россия — 57,000. 2.БЕЛАРУСЬ (М.Гончарова, А.Иванькова, Н.Лещик, А.Наркевич, К.Санкович, А.Тумилович) — 55,500. 3.Италия — 55,450.

Нашли ошибку? Выделите нужную часть текста и нажмите сочетание клавиш CTRL+Enter
Поделиться:

Комментарии

0
Неавторизованные пользователи не могут оставлять комментарии.
Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь
Сортировать по:
!?