Назначение. “Молодежка”: Олимп или “черная метка”?

21:24, 21 июня 2012
svg image
1898
svg image
0
image
Хави идет в печали

— Павел Викторович, игровую карьеру вы завершили в 20 лет. Почему?
— Не имелось у нас в то время особых хоккейных перспектив, команд было мало. Случилось пару травм, после которых не видел смысла продолжать карьеру. Пошел учиться, занялся тренерской деятельностью.

— Определялись долго? В судействе, к примеру, не хотели себя попробовать?
— Нет. После получения высшего образования мне поступило приглашение в СДЮШОР-12 от Николая Васильевича Беспрозванных, набиравшего тогда молодых тренеров.

— Закончили соответственно университет физкультуры?
— Точно. Только тогда это была еще академия.

— В 2008-м вы стали работать в структуре минского “Динамо”…
— Да, был помощником Василия Спиридонова. Выполнял ассистентские функции.

— А как оказались в “Шахтере”?
— Еще когда был в “Динамо”, Владимир Наумов предложил с появлением фарм-клуба в Солигорске работать там. С радостью согласился. Два сезона провел в качестве ассистента наставника, после чего получил предложение возглавить “Шахтер-2”.

— Насколько работа рулевым отличалась от прежней?
— Существенно. Потому что приходится сразу заниматься многими вопросами. Если в первой команде были определенные функции, задачи рассредотачивались между помощниками, то здесь профиль более широкий. Физподготовка, тактика, техника, подбор игроков, анализ — все вместе. Само собой, ответственность за результат теперь в первую очередь на мне. Хотя главная цель — подготовка резерва для первой команды. Стараемся находить хороших ребят. Очень сложно это сделать, когда команда только образуется, а все уже “на контрактах”. По сути, берем тех, кто не подходит своим клубам или школам. Но другого выхода нет, пока собственные воспитанники не вырастут.

— После года работы в фарм-клубе “кротов” вы получили предложение возглавить молодежную сборную. Неожиданно?
— В принципе да. Думал, все-таки будут искать тренера из наших бывших сборников. Но остановились на мне. Видимо, многие отказались — основными кандидатами ранее называли Расолько, Васильева. А для меня это прежде всего честь. Да, эти ребята не особо себя проявили на юношеском этапе, заняв четвертое место в группе “В”. Но, считаю, там есть хорошие хоккеисты. Возможно, нет звезд, и все же команду сделать можно. Ничего страшного. Согласился занять пост практически сразу, долго не думал.

— По ощущениям, опыта хватит?
— Пожалуй. Все-таки и до “Шахтера” работал тренером, всего — уже больше десяти лет. Хотя опыта, наверное, никогда не бывает вдоволь.

— Причина отказов других кандидатов, кажется, на поверхности: 1993 год считается, так сказать, проблемным.
— Да у нас все года потихоньку начинают становиться проблемными. Постоянно одно и то же. В следующем будут 1994-й так называть. Сейчас всем кажется, что многие года перспективные, но в итоге все повторяется. Может, с ними будет даже проще работать, раз они такие “проблемные”. Уже прикинул список кандидатов: даже конкуренция намечается. И за счет нее вполне можно добиться результата.

— Какие недостатки видите при комплектовании состава?
— Пока их особо нет. Другое дело, что с началом сезона многое зависит от того, как ребята зарекомендуют себя в клубах: кто сможет пробиться на лидирующие позиции в МХЛ, кто в первых командах. Некоторые, думаю, вполне способны проявить себя в экстралиге. Буду следить и за высшей лигой — шансы есть у всех. Как они ими воспользуются, уже зависит конкретно от хоккеистов.

— Наверняка в поле зрения и 1994 год?
— Конечно. Более того, не исключаю и вариант с представителями 1995-го.

— Как планируете работать с легионерами? Приглашать на сборы или кого-то сразу на чемпионат мира? Могут ведь возникнуть трудности с клубами…
— Далидович, допустим, сможет побывать на двух летних сборах — один запланирован на конец июля, другой — на конец августа. И непосредственно перед чемпионатом мира — думаю, будет достаточно. Опять же многое зависит от того, как у него пойдут дела за океаном: где будет играть, какую роль исполнять. Гаврус? Если сможет быть здесь летом — здорово, нет — ничего страшного, наверстает в Северной Америке. Не вижу проблем, если он приедет прямо к чемпионату. Есть еще в Канаде Калашников. Свяжемся, пригласим на летний сбор. А дальше будем следить за ним там.
С Дриндрожиком пока не знаком, не в курсе его планов. В прошлом году он имел в “Красной Армии” не так много игрового времени. Крыскин летом, скорее всего, вновь отправится в систему пензенского “Дизеля”. Будем вызывать — все зависит от его желания и позиции руководства. Но место ему гарантировать не смогу. Если приедет только на последний сбор, то, возможно, в этом и смысла нет. Очень много игроков практически одного уровня. Взять защитников — дюжина примерно равных. Посмотрим, кто лучше слушает, делает меньше ошибок.

— Олег Мисюль — не исключение?
— Разве что он. Все-таки опыт выступления в ВХЛ — это здорово. Не думаю, правда, что ему с ходу удастся пробиться в первую команду “Локомотива”, но уровня ВХЛ также вполне хватит. Знаю, его и в национальную команду собираются вызывать. Так что будем договариваться.

— Какой вам видится роль клубов МХЛ в подготовке игроков молодежной сборной?
— Хотелось бы, чтобы молодежные команды работали на благо. Но какие у них задачи — никто не знает. Все говорят, конечно, что все для сборной. Но там есть тренеры, они преследуют определенные цели, поставленные руководством. Так что не думаю, что они будут готовить нам сборников. Сложно это делать, имея несколько задач. Если взглянуть на прошлый сезон, то в “Динамо-Шиннике” и “Юности” было человек пять 1993 года рождения. В этом же, считаю, будет больше. Опять же многое зависит от игроков — пробьются они в состав или нет. Никто не намерен ставить задачу непременно укомплектоваться кандидатами в “молодежку”. Хотя, может, оно и к лучшему. Естественный отбор.

— Казалось бы, как раз в МХЛ и наигрывать двадцатилеток…
— Это уже дело федерации. Но и осуществить все не так просто. Как юридически корректно закрепить там сборников из разных клубов? Кто-то отпустит, кто-то нет. На некоторых уже рассчитывают основные команды. Какой смысл им играть в МХЛ, если они уже доросли до экстралиги. И что будет с нашей высшей лигой, если всех отдадим в молодежную?

— База для юношеской сборной, например.
— Да? Не знаю. Раньше как-то спокойно все шло, а результат был не хуже. Теперь у нас появились КХЛ, МХЛ, а ничего не изменилось.

— Во время вашей работы помощником Василия Спиридонова базовой командой двадцатилеток был “Шинник”, выступавший в экстралиге. Такой вариант был бы полезнее?
— Пожалуй. И расходы были бы меньше, и на виду все находились бы. А в МХЛ все же разъездов много, ребята определенно устают. В “Шиннике” к тому же были три-четыре мастера постарше, у которых молодежь могла поучиться. Но такой вариант очень быстро почему-то забраковали.

— Как думаете, почему?
— Наверное, потому, что не вышли в элиту в тот год.

— Так сразу все отменили?
— Ну, у нас же всегда так делается. Да, были ребята тогда неплохие. 1989 год считался перспективным. Но все равно стали вторыми. Мы ведь, кстати, не падаем — каждый год второе место в дивизионе 1. И неважно, “перспективный” год или “проблемный” — результат идентичный. Уровень держится — уже неплохо. Хотелось бы, естественно, чтобы ребята росли, к чему-то стремились. Но иногда кажется, что их уже и здесь все устраивает, успокаиваются.

— На июльском турнире в Бобруйске, организовываемом “Динамо-Шинником”, выступит молодежная сборная?
— Не совсем. Команда будет составлена из тех, кто не попадет в МХЛ. Плюс представители высшей лиги, кто-то из младших. И, как уже говорил, постараемся посмотреть легионеров.

— Как отреагировало руководство “Шахтера” на совмещение должностей?
— С ним связывались представители федерации и, видимо, решили этот вопрос. Думаю, возражать не будут — и для клуба престижно, и для меня дополнительный опыт.

— Определились с тренерским штабом?
— Пока как раз идет согласование с руководителями клубов, поэтому называть фамилии рановато.

— Ваш предшественник Владимир Заблоцкий сетовал на недостаток информации о соперниках на чемпионате мира. Как будете решать проблему?
— Поставим вопрос перед федерацией. Посмотрим, само собой, и игры соперников двухлетней давности, когда они были юношами. Данию приблизительно знаю — у них 1993 год был основой уже на прошлом чемпионате мира. А вот к Франции надо присмотреться внимательнее, к норвежцам тоже. У французов, кстати, три человека играют в юношеских лигах Канады. У нас только Гаврус.

— Несколько каверзный вопрос. “Молодежка” зачастую как “черная метка” для тренера — возможная неудача в Амьене может основательно подпортить реноме. Не боитесь?
— Ничего страшного. Естественно, хочется наконец вернуться в элиту. Но в любом случае жизнь на этом чемпионате мира не заканчивается — опыт получу бесценный. Хотя, понятно, будем усердно работать и постараемся выиграть турнир.

— Насколько сложно тренеру из школы пробиться к тренерскому олимпу сквозь строй вчерашних сборников?
— Действительно непросто. Только через работу плюс везение на первоначальном этапе. Вроде того, когда меня из школы пригласили в систему “Динамо”.

— Навскидку из детских тренеров в числе пробившихся можно назвать только вас и Заблоцкого…
— По большому счету, больше никого и нет. Многие хоккеисты, заканчивая карьеру, хотят стать тренерами. Это логично.

— Как видится, у поигравших на высоком уровне больший авторитет, у вас — больше знаний. Согласитесь?
— Возможно. Поэтому сильной стороной и будем брать. В то же время опыт и определенный авторитет уже есть, так что не волнуюсь. Постараюсь собрать в коллективе ребят, с которыми у нас наладится контакт, будет доверие. Хотя все может случиться. Бывают игроки, которым нужен очень авторитетный тренер, бывший великий хоккеист, чтобы их разбудить и заставить. В НХЛ сейчас хватает специалистов, которые не были суперзвездами на льду, но сейчас занимают серьезные должности. Ведь главное, чтобы человек работал и подопечные это видели. Дело в этом, а не в том, где ты играл и что сделал. У хоккеистов, которые считают иначе, думаю, будут большие проблемы.

— Вопрос, который сложно не задать тренеру, долгое время работавшему с подрастающим поколением. В последние годы регулярно во всех бедах белорусского хоккея обвиняются детские школы. Причинами называются, как правило, низкие зарплаты и некомпетентность специалистов, но ничего не меняется. Почему?
— Видимо, проблема все же не в деньгах. Многие тренеры сами говорят, мол, будут платить больше — работать все равно буду так же, что изменится? Зарплаты должны быть достойными, само собой. Но не это основная причина. Вопрос скорее в самообразовании, совершенствовании — не все хотят учиться. С другой стороны, Минспорта и ФХРБ должны создавать систему, регулярно проводить семинары, как это делается в других странах. Люди будут знать, что происходит в мире, куда движется хоккей, как он развивается. А не обучаться самому и обучать воспитанников по канонам двадцатилетней давности.

Нашли ошибку? Выделите нужную часть текста и нажмите сочетание клавиш CTRL+Enter
Поделиться:

Комментарии

0
Неавторизованные пользователи не могут оставлять комментарии.
Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь
Сортировать по:
!?