Стрельба. Вне конкуренции

23:05, 6 августа 2012
svg image
1759
svg image
0
image
Хави идет в печали

Светлана ПАРАМЫГИНА
И ветер нипочем

В суровых условиях импровизированного лондонского стрельбища можно было убедиться еще на предолимпийской неделе. 50-метровый тир — место, открытое всем ветрам, не защищенное от дождя и солнца. Сергей выиграл те соревнования, но с очень низким результатом — в квалификации только 595 очков. Нынче же он выбил 600 из 600 возможных! И что примечательно: из десятки мирового рейтинга в финал упражнения лежа не пробился никто, кроме первого номера в этом списке, лучшего стрелка лежа последних лет — нашего Мартынова.
Ознакомившись с комментариями проигравших, во многих из них встретим ссылку именно на постоянно меняющиеся освещение и ветер, приноравливание к которым забирало силы и лишало спокойствия. Лидера же нашей сборной такой “ерундой” (в кавычках, конечно!) было не прошибить, хотя дома ему и негде моделировать подобные условия, ибо стрельбище в Уручье уже несколько лет как развалено. К слову, еще один белорус, Юрий Щербацевич, когда-то имевший в активе 598 очков, выбил в Лондоне лишь 591 (30-е место).
Напомним, на предыдущих Олимпиадах Мартынов дважды брал бронзу. В Сиднее-2000 — 598 очков в квалификации и 700,3 в сумме, в Афинах-2004 — 596 и 701,6 . Надеялся на успех в Пекине-2008, но, кроме нервотрепки, каждодневного волнения и бессонных ночей, это мало что ему принесло — 8-е место (595 и 698,3). Наконец, пришло время для новых высот.
В этом олимпийском цикле минчанин участвовал в 12 соревнованиях под эгидой международной федерации (IISF), всякий раз пробивался в финал, выиграл 10 медалей, включая 7 золотых. В Лондон 44-летний стрелок прибыл в качестве главного фаворита. И оправдал все ожидания.
В квалификации лондонских Игр он повторил мировой рекорд, один из самых старых в пулевой стрельбе, установленный Вячеславом Бочкаревым из СССР в 1989 году. 600 очков Мартынов выбивал на стартах IISF и прежде: в 1997, 1998, 2000, 2005, 2006 и 2010 годах, но никогда этого не случалось на официальных соревнованиях. Да и до этой поры лишь немцу Кристиану Клису 600 очков покорились точно в нужный день — на Олимпиаде-1996 в Атланте.
Вместе с белорусом в финальную восьмерку пробились бельгиец Кокс (599 очков), словенец Дебевец (596), индиец Кармакар, немец Бродмайер, южнокореец Хань Чжин Сеоп, хорват Дуркович, итальянец Камприани (по 595). Кроме словенца и итальянца, все — дебютанты олимпийского финала или вообще Игр, от которых мало реально было ожидать стабильной работы на завершающей стадии соревнований, что позволило бы отыграть отставание.
Учитывая размер проигрыша, наибольшую опасность для позиции Мартынова представлял самый возрастной участник финала — 49-летний Раймонд Дебевец, приехавший уже на восьмую Олимпиаду. Он рекордсмен мира (1992 год), олимпийский чемпион (2000) и бронзовый призер Игр (2008), правда, в совсем другом упражнении — в стрельбе из трех положений. Но и словенец в надежде на лондонскую победу мог рассчитывать только на провал белоруса, чего, естественно, не дождался и завершил состязания на третьем месте.

Бельгийский Кокс

Люди несведущие сочли бы главным нашим конкурентом Лионеля Кокса, в квалификации отставшего от минчанина лишь на очко. Однако бельгиец, ранее выбивавший не более 595 очков, был счастлив уже одним попаданием в финал. В его стране даже это событие сочли сюрпризом. НОК Бельгии не скрывал удивления: “Лионеля послали, чтобы он набрался опыта перед Играми-2016 в Рио”. “Стрелок-любитель вышел против профи!” — восторгалось бельгийское издание “Sportwereld”. “Они стреляют каждый день, нигде не работают. Официально находятся на зарплате в армии, а в действительности ничего там не делают, — позднее заявил про соперников 31-летний Кокс, ставший первым инспектором труда из Брюсселя, завоевавшим олимпийскую медаль. — Их послужной список впечатляет. А я всего лишь новичок, тренируюсь от пяти до десяти часов в неделю — это просто шутка в сравнении с тем, как они пашут на рубеже. Посему посвящаю эту медаль всем, кто с 2009 года верил в меня. Благодаря премии НОКа в 30 тысяч евро верну все свои долги, накопившиеся за время подготовки к соревнованиям. Карабин стоит больше 5 тысяч, а их у меня два. Куртка — 700 евро. Пули — по 30 центов каждая. Моя цель остается прежней — Рио-2016”.
Если серебро Кокса, доселе ни разу не пробивавшегося в финалы, стало сенсацией, то золото Мартынова — долгожданным триумфом. Новичок, по его собственным словам, стрелял так быстро, как мог, спасаясь от ветра и перенапряжения. А лидер мирового рейтинга предстал просто безупречно владеющим нервами и оружием мастером, который наконец добрался до олимпа.
В финальной серии белорус увеличил преимущество перед ближайшим соперником до 4,3 очка! Качество его стрельбы обязательно надо зафиксировать снова: 10,8 — 10,5 — 10,5 — 10,6 — 10,2 — 10,7 — 10,4 — 10,3 — 10,9 — 10,6. Сумма стала мировым и олимпийским рекордами: 600+105,5=705,5. Прежнее достижение, принадлежавшее упомянутому победителю Антланты-1996 немцу Клису, превышено на 0,7 очка!
На пресс-конференции обычно молчаливый Мартынов в кои-то веки порадовал журналистов и не ограничился парой слов: “У меня есть что сказать сегодня. Я могу наконец улыбнуться. Естественно чувствовать себя сейчас счастливым, потому что более тридцати лет выступаю в этой дисциплине и это один из моих лучших дней”. Ответил Сергей и на вопрос о снаряжении, часть которого датируется еще советской эпохой: “Винтовка, конечно, не жена, но ты должен всегда заботиться о ней нежно и любяще. Моя куртка была сделана, вероятно, в 1996 году. Но зачем менять то, что работает отлично?” И на прощание наш триумфатор подвел черту под выступлением в Лондоне: “Хочу продолжать. Эта медаль — еще не конец. Я выиграл золото Олимпиады, но полагаю, что оно не изменит мою жизнь”.

Кубинский Пупо

В пятницу и в субботу завершились два упражнения, в которых белорусы не принимали участия. Соревнования в скоростном пистолете впервые на Олимпиадах проводились по новым правилам, когда результаты квалификации обнуляются, а соперничество в финале начинается с нуля, причем после четырех серий (всего их восемь) худшие стрелки отсеиваются. Низкорослый 35-летний крепыш из Кубы Леурис Пупо пробился в финальную шестерку с третьей суммой. Но затем превзошел всех, установил мировой и олимпийский рекорды и завоевал первое золото в истории кубинской стрельбы.
Сразу два олимпийских рекорда зафиксировала в стрельбе из малокалиберной винтовки из трех положений Джейми-Линн Грей (в девичестве Бейерле) — в квалификации и финале. В Пекине американка была четвертой и пятой, а нынче оторвалась от ближайшей преследовательницы на умопомрачительные 4,4 очка. Серебро неожиданно досталось молодой сербке Иване Максимович, 25-му номеру рейтинга, отец которой имеет золото Сеула-1988 в пневматике.

И на закуску

Белорусы вновь появились на рубеже в воскресенье. И вскоре бесславно его покинули. Константин Лукашик в упражнении из малокалиберного пистолета, том самом, где он в 1992 году стал олимпийским чемпионом, нынче оказался лишь 30-м, а дебютант Андрей Казак — 31-м. Победил же Чжон О Чжин. Это его третье золото: южнокореец повторил успех Пекина, а неделю назад первенствовал еще и в пневматике. Чжон О Чжин стал главным мультимедалистом Лондона. Две награды (на сей раз бронзовые) имеет также стрелок из пистолета — украинка Елена Костевич.
В понедельник разыгрывались медали в последнем виде программы — стрельбе из трех положений у мужчин. И уже после квалификации стало обидно: в упражнении лежа, где несколькими днями ранее доминировал Мартынов, мы, вполне возможно, недобрали медаль. Потому как вчера Юрий Щербацевич стрелял из этого положения великолепно. Его серии были следующими: 100, 100, 100, 99. Лучше, чем у остальных участников финала, куда он, неважно отработав стоя и с колена, все-таки вышел с третьей суммой. Увы, финал предстояло стрелять стоя, а здесь брестчанин оказался не силен. Две десятки, семь девяток и восьмерка отбросили Щербацевича на 8-е место.
Но и это выступление все равно назовем возвращением — Юрий в 20 лет выиграл этап Кубка мира (2004 год, стрельба лежа), а потом кривая его результатов спикировала, и выгребать пришлось долго. Но он выбрался! А вот его старший товарищ Виталий Бубнович завершил Игры на 17-м месте. Золото же, сопроводив процесс двумя олимпийскими рекордами, завоевал лидер мирового рейтинга итальянец Никколо Камприани.
Таким образом, белорусские стрелки добились в Лондоне победы Сергея Мартынова и трех выходов в финал (5-е место Виктории Чайки, 7-е — Ильи Чергейко и 8-е — Юрия Щербацевича). Наша страна заняла 5-е место в медальном зачете пулевой и стендовой стрельбы, разделив его с Великобританией, Кубой, Румынией и Хорватией. Первое осталось за Южной Кореей, которая завоевала пять наград (три золота и два серебра). С драгметаллом покидают Игры 23 страны.

Андрей ВАШКЕВИЧ из Лондона
Мистер Золото

Пятница — какой прекрасный день, чтобы быть белорусом! Особенно белорусом-нежурналистом. Только что ушел в десятку последний патрон из ствола легендарного “Аншутца” Сергея Мартынова, только что он, не вставая с мата, неторопливо повернулся к зрителям и помахал рукой. Только что он оказался в объятиях своего многолетнего соратника, ныне главного тренера сборной Игоря Басинского — а журналистам уже бежать в микст-зону, чтобы не упустить первого белорусского золотого медалиста этой Олимпиады.
Это только называется олимпийское стрельбище “Казармы королевской артиллерии”. На самом деле никаких казарм не видать. Большие белые ангары с огромными красными и синими “родимыми пятнами”. Пятна нужны, чтобы различать, для чего который из них.
Ехать до них из центра Лондона минут сорок на восток, мимо высоток делового квартала Сити. Сначала параллельно с линией метро “DLR”, а потом в сторону зелени и частного сектора, как сказали бы у нас.
Стрельба в этом районе подразумевается. Ближайшая станция метро к казармам — “Вулвич Арсенал”. Здесь по-прежнему есть королевский арсенал, где до сих пор изобретают и производят патроны. Футбольное название также неспроста. Именно в Вулвиче в конце девятнадцатого века был основан легендарный футбольный клуб “Арсенал”, который стал северным только годы спустя, переехав из Вулвича в Айлингтон, на “Хайбери”.
У блокпоста на входе в “зону казарм” — двое непременных полицейских-автоматчиков. Но они не злые — стоят, улыбаются и показывают дорогу. Им можно доверять в отличие от волонтеров, которых всегда нужно перепроверять.
Один дородный доброволец сделал все, чтобы финал, в котором будет выступать Мартынов, увидело минимальное количество людей. У самых дверей главной “казармы” этот ехидный товарищ указал куда-то вдаль: малокалиберная, 50 метров, — это там, далеко. И было похоже на правду. Ведь в главной казарме уже стреляли Илья Чергейко и Виктория Чайка. Где в ней 50 метров найти, там тир маленький.
К счастью, на пути в прекрасное далеко, в котором нет никакого финала и никакого Мартынова, повстречался сам Чергейко. “Да что вы, финал там же. Проверенная информация”, — уверенно сказал белорусский стрелок. И оказался по-снайперски прав.
А тир в главной казарме, оказывается, можно увеличить. Задняя стенка убирается, а за ней — долгая пустота. И в конце — малюсенькие мишени. И как в них можно попадать? А Сергей Мартынов в квалификации уже показал: можно. Причем даже выбивать шестьсот очков из шестисот. Какой восхитительный день, чтобы быть белорусом!
Но квалификация — это ерунда. Все ждали финала. И не без волнения. Известно ведь, что у Мартынова на предыдущих Играх отношения с золотом не складывались.
Но как легко и спокойно болелось за немногословного белоруса в этом, лондонском, финале-2012. Уверенность в победе он внушил с первого выстрела всем: соперникам, судьям, журналистам, зрителям, себе. Прошла только половина соревнований, а комментатор объявил по залу своим вкрадчивым ненавязчивым голосом: чтобы отобрать первую ступень пьедестала у белоруса, остальным потребуется чудо. А на этот раз его не случилось бы ни при каких раскладах. Это была фееричная победа титана над остальными — с гвоздем из 10,9 в концовке. И единственный минус — в том, что сразу после последнего выстрела нужно скакать по ступенькам в микст-зону, чтобы не рисковать. И пропускать награждение.
Его журналисты все равно увидели — на телевизионном экране микст-зоны. Звук там выключен, но из казармы рядом все равно прорываются звуки национального гимна победителя. Почти театральный эффект. Прекрасный день, чтобы быть белорусом.
Мистер Скромность, мистер Хладнокровие, мистер Невозмутимость появляется перед журналистами. И он скромен, хладнокровен и невозмутим. “Наверное, вид спорта накладывает отпечаток”, — улыбается Мартынов. Кажется, его уже трудно чем-то удивить в этой жизни.
Он уже снял свой костюм, похожий то ли на мушкетерский, то ли на рыбацкий, и никуда не торопится. Разве что на допинг-тест. “Я — лучший за последние пятнадцать лет? Не знаю. Может быть, что-то правдивое в этих словах есть. Но гарантий никаких.
Предчувствия перед стартом? Здесь ничего чувствовать нельзя. Пойдет — значит, пойдет. Каждый выстрел может быть десять, может быть — девять. Стреляешь — и получаешь. С утра волновался, но нужно иметь специфическое умение, чтобы выводить себя из этого состояния. Тренер перед финалом ничего не говорил. Что там скажешь? За пять минут до него говорить нечего. А небритость — это не на фарт. Вчера вот побрился”.
Разговаривает Мартынов убористо. Оживляется только на теме боеприпасов, которую сам называет бесконечной: “Способов ее решения не существует. Идеальных патронов никто не делает. И вряд ли будет делать. Поэтому нужно использовать то, что есть. Я стрелял патронами 1985 года. Марки “Олимп”. Бережно их расходуем".
Где будет храниться золотая медаль? Точно не на стенке. “У меня на стенах ни одной награды не висит. Они где-то в шуфлядке лежат”, — и российские коллеги ахают, думая про себя: вот они, типичные белорусы!
В этом весь Мартынов. Причем это многословная его версия: “Обычно говорю меньше? Ну так сегодня есть о чем говорить”. Например, о дочке, которая занимается плаванием и в стрельбу переходить не собирается. Например, о Лондоне, уже смотренном в предолимпийскую неделю. Например, о желании сходить на плавание. Например, о возможности поехать на следующие Игры в Рио-де-Жанейро и вообще о выступлении до седой и лысой старости — “если будут приглашать. А главное — выходить, выступать и получать от этого удовольствие”. Например, о том, что в Олимпийской деревне условия проживания нормальные. О том, что Илья Чергейко уже сейчас попадает так, что дай бог каждому. О том, что с психологом Мартынов не работает — не видит необходимости.
И — о справедливости. Ведь теперь кажется, что она восторжествовала. Но даже с золотой медалью на шее о ней Мартынов говорить не спешит: “Все относительно. Кто-то больше других был достоин, но все равно ничего не получил”.
Он неторопливо выходит из микст-зоны. Шуфлядка и допинг-контроль ждут, но это уже детали. Дело сделано — и сделано на космически идеальном уровне. Сергей Мартынов — олимпийский чемпион. Какой фантастический день, чтобы быть белорусом.

Нашли ошибку? Выделите нужную часть текста и нажмите сочетание клавиш CTRL+Enter
Поделиться:

Комментарии

0
Неавторизованные пользователи не могут оставлять комментарии.
Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь
Сортировать по:
!?