ЧМ-2014. Мнения тренеров. Георгий Кондратьев: расчет на себя

22:05, 12 сентября 2012
svg image
1403
svg image
0
image
Хави идет в печали

Кондратьев не был столь словоохотлив, как перед матчем, однако любопытство желавших узнать его мнение удовлетворил сполна. Этот материал, впрочем, компиляция из различных парижских разговоров с наставником. А заканчивается он вопросом, ставшим на пресс-конференциях как будто традиционным для иностранных журналистов. Его в разных вариациях Кондратьеву задавали и в Грузии, и во Франции.
— В таких матчах, как часто бывает, судьбу встречи решает единственный эпизод. В начале второго тайма у нас было два прекрасных момента, чтобы поразить ворота соперника, однако ни один из них не удалось реализовать. Буквально тут же мы пропустили гол — причем практически из ничего. После этого, безусловно, стало гораздо сложнее. Однако мы рук не опустили: ребята старались, имели моменты — команда не расклеилась и не ушла в глухую оборону. Французские футболисты — индивидуально сильные мастера. При устраивавшем их счете они грамотно распределили силы, добавив тогда, когда это требовалось. Мы прекрасно понимаем, какого уровня соперник нам противостоял. Ниже своей высокой планки он точно не опустился. Но играть можно и нужно с любыми командами. Встреча показала, что у нас имелись шансы на благоприятный исход. Не хватило везде понемножку, и именно подобные мелочи, повторюсь, имели решающее значение.

— Верховцов, только оправившийся от сотрясения мозга, вновь получил травму головы. Насколько могут быть серьезны ее последствия?
— Пока что-то сложно сказать определенно. У Верховцова серьезное рассечение, ему наложили три шва.

— Было для вас нечто неожиданное в игре французской сборной?
— Нет, ожидали, что соперник будет действовать именно так. Мы хорошо изучили его возможности и способности. Да, в прошлом отборочном цикле французам не удалось переиграть нас ни разу, но давайте говорить откровенно — белорусам просто повезло. Чтобы сделать такой вывод, достаточно посмотреть на статистику ударов. При подготовке к очередному поединку, конечно, вспоминали те встречи — это хороший эмоциональный фон. Но что касается тактических соображений, то в основном ориентировались на те данные, которые были получены при просмотре игры Финляндия — Франция. Наш человек побывал на этой встрече и собрал много полезной информации.

— Именно на ее основе вы выбрали столь неожиданную тактическую схему или руководствовались иными соображениями?
— Да, руководствовались именно этой информацией. У французов активничали крайние нападающие, поэтому требовалось максимально перекрыть те зоны, куда вбегали Рибери и Бензема. Мы не планировали играть исключительно вторым номером, конечно, насколько это возможно с такой мастеровитой командой, как французская. Задумка состояла в том, чтобы оставалась хорошая возможность для позиционного нападения. Расчет был на собственные силы, а не на случай.

— Как нам вообще воспринимать эту схему? Скажем, обрисуйте ее в цифрах так, как понимаете вы.
— Мы играли с тремя центральными защитниками и, по задумке, активными краями. Скажу прямо, не все из намеченного осуществилось, все-таки трудно быстро перестроиться, не имея соответствующих навыков. Хотя в целом схема сработала не так плохо. В цифрах вполне можно расписать, например, 3-5-2 — как кто посчитает необходимым. Но если вы хотите конкретики именно от меня, то давайте считать, что защитников было пятеро. Соответственно четыре игрока в средней линии и один нападающий.

— Поляков, как показалось, не совсем удачно вписался в озвученную схему, как правило, дальше центральной линии поля он не забегал. Или такая была установка?
— Это его инициатива, мы просили Полякова активнее играть в атаке. Он — молодой парень, видимо, где-то перестраховывался, боялся не успеть вернуться в оборону. Однако у меня нет больших претензий к Денису, считаю, что на новой для него позиции он выглядел неплохо.

— Едва ли не впервые под вашим руководством неудачно сыграл Брессан. Может, и для него выбранная стратегия была слишком необычной?
— Соглашусь с тем, что Ренан выглядел хуже, чем обычно. Что касается схемы, то не стоит акцентировать внимание на этом вопросе. По крайней мере для Брессана ничего неожиданного не было. Во-первых, он прекрасно усваивает любые наши требования. Для него это не является проблемой. Во-вторых, примерно также мы играли на Олимпиаде. Мне трудно сказать, почему у Ренана не получилось толком войти в игру. Эти причины точно не на поверхности. Наверное, надо у него в первую очередь спросить.

— То, что именно Корниленко будет бить пенальти, было оговорено заранее?
— У нас два человека исполняют одиннадцатиметровые. Если бы Брессан находился на поле, то пенальти пробил бы именно он. Однако к тому времени Ренан уже был на скамейке запасных, поэтому к “точке” подошел Корниленко.

— Два поражения на старте отборочного цикла, следующий матч с чемпионами мира и Европы. Какие выводы необходимо сделать и какие игровые компоненты подправить?
— Реализовывать нужно моменты — ответ на поставленные вопросы довольно простой. Созидаем мы неплохо, создаем остроту у чужих ворот, однако на завершающей стадии постоянно что-то не получается. В Грузии с этим вообще был кошмар. В первом тайме имели множество прекрасных возможностей поразить ворота, однако постоянно выдумывали что-то непонятное. То передержим мяч, то, наоборот, пасуем, когда можно пробить. Казалось, соперник вот- вот сам дрогнет, а вместо этого мы получили гол в собственные ворота. Во Франции история повторилась едва ли не под копирку. Футбол — игра простая. Главное — забивать голы. Но можно ли так просто исправить эту ситуацию?..

— Что скажет господин Лукашенко по поводу двух поражений на старте?
— Ну, это надо у него уточнить…

Нашли ошибку? Выделите нужную часть текста и нажмите сочетание клавиш CTRL+Enter
Поделиться:

Комментарии

0
Неавторизованные пользователи не могут оставлять комментарии.
Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь
Сортировать по:
!?