ЧМ-2014. Испания. Свой взгляд. Нельзя ли попроще?

23:05, 15 октября 2012
svg image
989
svg image
0
image
Хави идет в печали

Команда Дель Боске из тех немногих, которые по телекартинке и вживую воспринимаются по-разному. Какое представление мы имеем об испанцах из “ящика”? Главная особенность — они неустанно контролируют мяч и никому его не отдают. Что бросается в глаза со стадионной трибуны? Безусловно — молниеносный коллективный отбор после потери мяча с последующей россыпью адресатов для раскручивания атаки. Трибуна позволяет понять, каким образом, скажем, у Хави получается стопроцентный показатель точности передач, или почему опорник Бускетс в роли центрального защитника — вовсе не проблема.
Эта стадионная “фурия” напрочь стирает привычные для нас представления об амплуа. Применительно к ней невозможно сказать то, что годится для сборной Беларуси. Например: нам удалось выстроить оборону, теперь надо поработать над атакой. Дель Боске почти идеально подогнал команду под тезис “покажи мне свою среднюю линию, и я скажу, как работает весь механизм”. Фокус в том, что испанский рулевой может показать не только имена полузащитников, но и их количество. В этот пятничный вечер в стартовом пиренейском составе было фактически девять полузащитников. Разнилась лишь специализация, и то не слишком сильно.
На предматчевой пресс-конференции Альваро Арбелоа изрядно взбодрил белорусские масс-медиа фразой о том, что на протяжении двух дней им показывали матчи с участием БАТЭ. Пришлось даже уточнить у пришедшего вслед за ним Дель Боске, именно ли игры БАТЭ или все-таки сборной Беларуси? Тренер, не разглядев подвоха, сообщил: и те, и другие.
Безумно интересно, какие практические выводы делаются после таких просмотров. Положим, глядя с испанской стороны, нам несложно сделать некие предположения. А вот с белорусской?.. Почему, например, с испанцами мы решили играть фактически так же, как с французами? Взять построение с тремя центральными и двумя крайними защитниками. Очевидно, когда у обороняющихся под носом один ярко выраженный нападающий (Бензема), совершенно понятно, как держать линию. Когда же форвардов формально нет вообще, а фактически их никак не меньше трех, увеличение количества защитников, похоже, идет только во вред. Столь часто в положении “выход один на один” атакующие испанские игроки не оказывались давно.
Интересно, какие конкретно матчи с участием пиренейцев показывались белорусам перед пятничной игрой? В частности, был ли среди них поединок с итальянцами на старте недавнего чемпионата Европы? Тот самый, в котором апеннинцы сыграли всего с тремя защитниками, центральный из которых (Де Росси) по специализации был хавбеком. Эту встречу аналитики всех мастей смаковали вплоть до финала. Для эффективного противостояния испанцам оказалось достаточно насытить собственную среднюю линию. Наши ведь тоже так могли, верно? Конечно, поиск Кондратьевым белорусского Де Росси был бы сродни экспериментам раннего Штанге. Слепо копировать итальянский вариант нам не пристало, но ведь и грузинским, более свежим, мы не попытались воспользоваться.
Долгие годы белорусский болельщик добрым словом поминал Сергея Боровского, который в 1995 году нашел противоядие великолепным голландцам. Согласно легенде, тренер перед матчем с “оранжевыми” показал каждому футболисту, как необходимо противостоять тому или иному визави. Как итог — победа имени Боровского и Герасимца. Осталось загадкой, почему аналогичные действия не возымели успеха в поединках с другими соперниками — искать ответ совершенно не хотелось.
При Эдуарде Малофееве сборная играла искренне, хотя вряд ли кто-то не на бумаге понимал, как это. Сколько бы ни было выставлено на матч нападающих, ЭВМ всегда утверждал, что их много. Мы часто его не понимали, но порой боялись признаться себе в этом. А потом Малофеев рассказал нам о “предателях” Белькевиче с Хацкевичем, после чего мы вновь стали вспоминать о том, кого и как водил за руку Боровский.
Байдачный научил белорусскую команду оборонительному построению “в линию” — казалось, это прорыв. А затем были тираспольские кондиционеры и дерматиновые диваны минского аэропорта. Народ добрым словом помянул Малофеева, при котором вроде как имелись шансы выйти из группы. Пришел Пунтус… Не минуло и года, как выяснилось: при Байдачном у белорусов был наиболее яркий рисунок, а проигранный итальянцам матч — чуть ли не эталон.
Некий Давидович из “Кубани”, Сквернюк и Мозолевский в роли крайних защитников, гомельский матч с Люксембургом — эксперименты Штанге заставили сказать, что Пунтус был не так и плох. Три поражения Кондратьева на старте отборочного цикла-2014 принудили вспомнить: при “компактном нем- це” у белорусской сборной была наиболее высокая позиция в рейтинге ФИФА. Мы — страна ностальгирующих болельщиков. Мы не можем жить сегодняшним днем, потому что, по выражению Кондратьева, он “не наш”.
Наши улицы называются с переспросом — коллеги из Испании, как один, неизменно уточняли, зачем так сложно? Это ведь в Мадриде центральная артерия называется “Gran Via” (то бишь “большая”, “главная”), а в Барселоне один из важнейших проспектов носит имя “Diagonal” (есть еще “параллель”). Все у них как-то проще… Говорят, испанская сборная может играть вообще без тренера.
Вы не замечали, как органично в наш обиход вошла фраза “ты пойдешь на БАТЭ?” Или все же на “Валенсию”?..

Нашли ошибку? Выделите нужную часть текста и нажмите сочетание клавиш CTRL+Enter
Поделиться:

Комментарии

0
Неавторизованные пользователи не могут оставлять комментарии.
Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь
Сортировать по:
!?